Защитил бюджет расходование

Есть ли толк от больших расходов на оборону? Для России этот вопрос является далеко не праздным. С 2002 по 2011 год, по разным оценкам, военный бюджет страны вырос в 5–7 раз, и, судя по заявлениям российских властей, эта тенденция продолжится. Нынешний премьер Дмитрий Медведев, еще находясь на посту президента, обещал, что государство потратит на армию 20 трлн рублей до 2020 года (Slon недавно писал о том, где их взять). А бывший кандидат в президенты Владимир Путин писал в своей предвыборной статье, что гигантские ресурсы, направленные в ОПК, «должны служить мотором для модернизации всей экономики».
Сейчас самые высокие расходы на оборону несут США. В 2011 году на армию там было потрачено более $700 млрд, поэтому спор идет в ключе «сокращать или не сокращать?» Для ответа на этот вопрос нужно понять, каков будет урон или, наоборот, выгода от этого для национальной экономики. На каждые $100 млрд сокращенных оборонных трат в год будет приходиться $135 млрд сокращения издержек для экономики в целом и для налогоплательщиков в частности, пишет старший научный сотрудник Тихоокеанского исследовательского института Бенджамин Зайкер в публикации на сайте Института Катона. В ней автор рассуждает на тему того, что будет с американской экономикой, если уменьшить военные расходы на $1 трлн в течение последующих 10 лет.
• В краткосрочном плане это будет политически болезненно, так как вырастет безработица. По подсчетам Стивена Фуллера, профессора Университета Джорджа Мейсона, сокращение оборонного заказа на $45 млрд в 2013 году обойдется экономике в 1 млн рабочих мест и $87 млрд потерь ВВП.

• Однако в долгосрочном плане выгоды перевесят издержки, утверждает Зайкер. Фуллер не учитывает выгоды, которые получит экономика, если уволенные найдут себе работу в более производительных секторах, а высвободившиеся бюджетные ресурсы будут потрачены на другие нужды.
• Цель военных расходов – поддерживать обороноспособность страны, защищая жизнь и свободу граждан, экономику и институты от внешней агрессии. Если военный бюджет слишком мал, это делает высокими риски вторжения, а следовательно, отпугивает бизнес и инвестиции. Если расходы слишком велики, то страна может вести себя слишком агрессивно на мировой арене, провоцируя негативную реакцию со стороны других (с другой стороны, если ты бесспорный мировой лидер по оборонным тратам, это может снизить охоту остальных стран конкурировать с тобой).
• Также нужно учесть, что в мирное время относительная ценность госуслуги под названием «оборона» для населения снижается, как снижаются цены на охранные услуги, когда происходит спад преступности. В этом случае значительные ресурсы, используемые в оборонных целях, оказываются более производительными, если их перенаправить в другие сектора экономики, говорится в статье.

• Траты США на оборону составляют меньше 5% ВВП, то есть экономической катастрофы в случае их урезания не будет, полагает автор. По мнению большинства экономистов, исследовавших вопрос влияния оборонных трат, мультипликатор, отражающий их влияние на размер ВВП, меньше 1: увеличение оборонных расходов на $100 млрд внесет меньший вклад в ВВП, чем $100 млрд, за счет отвлечения ресурсов (труда, капитала) из других секторов. То есть позитивные эффекты, о которых Путин писал в своей статье, для Америки сильно преувеличены. Вклад «оборонки» в рост реального ВВП Штатов в течение 2000-х годов колебался в районе 0% (см. график).
Источник: Benjamin Zycher «Economic Effects of Reductions in Defense Outlays»
• Еще один источник потерь для экономики – налоговая система. $1 налогов, потраченный на войну в Ираке, на деле обходится американскому частному сектору дороже своего номинала. Дело в том, что повышение налоговых ставок заставляет индивидов и фирмы менять свое поведение – отказываться от потребления некоторых товаров, инвестиций, транзакций и прочих налогооблагаемых вещей. По разным оценкам, $1 налогового бремени отнимает у частного сектора США от $1,2 до $1,45. Зайкер берет за основу консервативную оценку в $1,35. Таким образом, сокращение оборонных расходов на $100 млрд сократит бремя американской экономики на $135 млрд, пишет он.
Взлет трат на оборону в России ударит по таким важным сферам госрасходов, как образование и дорожное строительство, – это было замечено многими экспертами, в том числе медведевским «Открытым правительством». А ведь в долгосрочном плане образование и инфраструктура определяют инвестиционную привлекательность экономики. Следуя логике Зайкера, можно сказать, что единственная ситуация, в которой выбор делается в пользу танков и ракет – когда «оборонка» недофинансирована, и армия не способна отражать угрозы извне.
Сумма в 20 трлн рублей и более, возложенная на плечи налогоплательщиков, – это много или мало? Не принесут ли эти деньги больше пользы экономике, будучи потраченными на другие нужды? В случае с охранными услугами и изменением уровня преступности на этот вопрос отвечает рынок, в случае с «оборонкой» все сложнее: тут и понятие «спроса» более туманное, и меньше возможностей влияния конечных потребителей оборонных услуг – граждан и фирм – влиять на людей, принимающих решения, пишет Зайкер. Со множеством оговорок можно сказать, что спрос в РФ на наращивание военного потенциала существует. В конце концов Владимир Путин честно изложил свои взгляды на роль оборонной отрасли в экономике накануне выборов, и большинство российских граждан проголосовали за него.

Социально значимые расходы в проекте составляют 1 285 281,5 тысяч рублей, что составляет 80% от всех расходов бюджета.

За семь месяцев текущего года расходы бюджета Крыма возросли на 15,3 млрд рублей. Об этом сообщает пресс-служба 

Студентка в России защитила диплом по фильму ФБК «Он вам не Генпрокуратуры о снижении ими социальных расходов бюджета