Рынок ценных бумаг картинки с

В данной статье рассматриваются сдвиги, произошедшие на рынке ценных бумаг Израиля в период 1970-2014 гг. Оценивается вклад экономических реформ разных лет в развитие финансовой сферы страны, описываются изменения в структуре и деятельности эмитентов и инвесторов, а также влияние кризисов экономического и политического характера на волатильность и ликвидность израильского фондового рынка.
Кратко- и среднесрочные результаты, достигнутые им за последние 40 лет, впечатляют. Он проделал путь от рынка, на котором доминантное положение занимало государство, до открытого стабильного развитого рынка современного типа, пытающегося конкурировать с крупнейшими американскими площадками за израильских эмитентов и привлекать зарубежных инвесторов, включая институциональных, доступ которых на Тель-Авивскую фондовую биржу (TASE) был затруднен в течение долгого времени из-за недостаточной ликвидности рынка, слабой отраслевой диверсификации и ограниченного количества финансовых инструментов. Проведенные реформы в финансовой сфере и структурные изменения на фондовом рынке Израиля во многом изменили ситуацию.
Однако некоторые проблемы остаются актуальными до сих пор (постоянная угроза войны с соседними арабскими странами, скромные размеры рынка по мировым меркам, барьеры финансового характера, связанные, например, с чрезмерной концентрацией банковского сектора и достаточно высокой долей стратегических инвесторов – 39% в 2014 г., которая снижает объем торгов и иногда ведет к неадекватному ценообразованию). Тем не менее, сегодня Израиль является достаточно крупной площадкой по привлечению иностранного капитала. В 2013 г. он составил рекордные $12,2 млрд, из которых $11,8 млрд являлись прямыми инвестициями. [1] Это 4,2% от ВВП Израиля за 2013 г. Для сравнения в США этот показатель равен только 1,8%, в Великобритании и Германии 1,6%, а в Японии 0,1%. [2] За последнее десятилетие израильский рынок ценных бумаг обеспечил инвесторам самую высокую скорректированную на риск доходность, чем какая-либо другая развитая страна. За 2002-2012 гг. основной индекс Тель-Авивской фондовой биржи ТА-25 поднялся с поправкой на волатильность на 7,6%, опередив гонконгский Hang Seng Index и норвежский фондовый индекс OBX, который до этого имел самую высокую суммарную доходность в мире. Кроме того, доходность израильских компаний для иностранцев оказалась выше, чем компаний других развитых стран. Так, дивидендная доходность ТА-25 на конец 2012 г. составила 3,53%, что выше среднего показателя MSCI World (фондовый индекс рынков 24 развитых стран), равного 2,66%. [3]

Интересно, что, несмотря на признание Израиля государством с развитой экономикой еще в конце 1990-х гг., рынок ценных бумаг страны считался развивающимся вплоть до 2010 г., когда MSCI (Morgan Stanley Capital International) приняло решение об его включении в MSCI World. Это произошло благодаря успешному проведению в Израиле серьезных реформ финансовой системы, направленных на либерализацию рынка капитала.
По итогам реформирования на израильском фондовом рынке заметно увеличилась роль пенсионных фондов. В структуре эмитентов повысилась доля акций в свободном обращении (с 29% в 1998 г. до 61% в 2014 г.), в объеме торгов значительно возросло количество акций второго эшелона, что свидетельствует об улучшении ликвидности рынка. Также увеличилась доля международных институциональных инвесторов, возросла роль долговых инструментов, в частности, корпоративных облигаций, по объему торгов которыми TASE с 2007 г. в десятке лучших бирж мира.
Высокую степень развития израильского рынка ценных бумаг продемонстрировали неплохие результаты, достигнутые им во время финансового кризиса 2008 г., ставшего серьезным потрясением для мировой экономики. В отличие от большинства как развивающихся, так и развитых стран, кризис спровоцировал в Израиле не полномасштабную рецессию, а лишь кратковременное замедление темпов экономического роста. Основные показатели фондового рынка упали только на треть и возобновили свой рост уже во второй половине 2009 г., достигнув докризисных отметок к началу 2010 г. Государством и Тель-Авивской фондовой биржей с конца 1990-х внедряются лучшие решения из мирового опыта в области функционирования и повышения общей ликвидности рынка ценных бумаг.
В ретроспективе эволюцию израильского фондового рынка можно разделить на пять этапов, каждый из которых характеризуют определенные изменения, произошедшие в сфере его регулирования, структуре привлеченного капитала, ценных бумаг, обращающихся на Тель-Авивской фондовой бирже, составе основных игроков. На диаграмме 1 представлены ВВП Израиля (с поправкой на инфляцию) и события, оказавшие серьезное влияние на конъюнктуру фондового рынка (крах и временное закрытие TASE в 1983 г., реформа рынка капитала в 1986 г., кризис фондового рынка в 1994 г., интифада Аль-Аксы, начавшаяся в 200 0г.,обвал рынка NASDAQ в 200 0г., реформы пенсионной системы 1995 г. и 2003 г., реформа Бахара 2005 г., вступление Израиля в ОЭСР и включение фондового рынка страны в категорию «развитых» в 2010 г.). На диаграмме 2 отмечены основные показатели функционирования израильского рынка ценных бумаг за 1980-2008 гг. (динамика индекса ТА-100 и ежедневный объем торгов).

Диаграмма 1. ВВП Израиля за 1980-2014 гг. с указанием важнейших событий, повлиявших на динамику развития экономики страны.
Диаграмма 2. Динамика индекса ТА-100 и средний объем торгов в день в 1980-2008 гг.
• Под контролем государства (1970-1986 гг.)
Первый этап характеризует нерыночная манипуляция ценами, являющаяся следствием монопольного положения банков на рынке капитала. В 1970-е рынок акций умеренно рос. До октября 1983 г. типичный портфель инвестора на 28% состоял из акций, эмитированных в основном, коммерческими банками. В эти годы высокая рентабельность (доходность) израильских банков достигалась за счет увеличивающегося вследствие высокой инфляции в стране разрыва между процентными ставками по депозитам и кредитам. Кроме того, доминируя на фондовом рынке, банки при молчаливом согласии правительства постоянно поднимали курс своих ценных бумаг, пытаясь сделать их в глазах инвесторов надежными, индексированными и высоколиквидными активами. В 1980 г. коэффициент рентабельности (базовой прибыльности) банковских акций (рассчитывается как отношение прибыли до уплаты налогов и процентов к получению к суммарной величине активов) составил в долларовом выражении 55%, в 1981 г. — 30%, а в 1982 г. около 40%. Поскольку доходы по ценным бумагам не облагались налогами, они стали наиболее привлекательной и растущей составляющей частных активов. Часто банковские акции «кроссировались», т.е. банки для поддержания высокого спроса на свои акции скупали их на фондовой бирже через подставных лиц.
В результате образовался значительный отрыв рыночной котировки акций банков от их текущей ценности. За 10 лет (1973-1983 – первые 2 квартала) цена акций семи ведущих банков Израиля поднялась в долларовом выражении на 300%. [4] Однако из-за высоких темпов инфляции, увеличившихся с 13% в 1971 г. до 191% к сентябрю 1983 г., население начало бегство от волатильного и не вызывающего доверия шекеля к доллару, инвесторы в панике избавлялись от израильских ценных бумаг, большую часть из которых составляли выпущенные банками акции. В первое время банки пытались спасти рынок от обвала, скупая из-за кулис свои акции, но вскоре появились проблемы с ликвидностью, и в октябре 1983 г. крупнейшие коммерческие банки Израиля объявили о прекращении поддержки курса своих ценных бумаг. Правительство на 18 дней закрыло Тель-Авивскую фондовую биржу. Так 6 октября 1983 г. произошел крах TASE, который нанес серьезный урон израильской экономике и послужил толчком к проведению реформ в системе финансовых институтов страны.
Чтобы спасти банки от банкротства, а инвесторов от разорения, правительство Израиля вмешалось в ситуацию, предложив конвертировать банковские акции в индексированные государственные облигации. Государство взяло на себя обязательства по реабилитации финансовой системы страны: оно поручилось за погашение своих облигаций в 1988 г. по цене, на 4% большей, чем перед биржевым обвалом в 1983 г. Вкладчики, продлившие срок хранения государственных облигаций в банке до 1992 г.,в конечном счете получили 12% дохода, а депонировавшие их на 6 лет, т.е. до 1994 г. – 34%. Благодаря применению этого механизма, даже при том, что курс банковских акций упал на 40% после возобновления работы Тель-Авивской биржи, ставка общего дохода по государственным облигациям составила более 20%. Общая стоимость конвертируемых банковских акций превысила $7 млрд, а совокупные затраты государства по спасению банков по некоторым данным оценивались в $10 млрд (порядка 35% годового ВВП страны к середине 1990-х). [5]
Особенностью развития рынка капитала в Израиле было использование при эмиссии государственных облигаций инфляции, которая вышла из-под контроля в начале 1980-х гг. и в 1984 г. составила рекордные 445% в год. Государство как заемщик размещало на фондовой бирже долговые инструменты, привязанные к ИПЦ (индексу потребительских цен). Эта практика, предшествовавшая периоду гиперинфляции в 1980-х, использовалась почти 30 лет и была результатом обеспокоенности государства относительно влияния инфляции на вложения инвесторов. Сегодня государственные долговые инструменты, как кратко-, так и долгосрочные уже не привязаны к ИПЦ, поскольку Банк Израиля использует их в монетарных целях.
В целом можно говорить, о том, что в 1970-х-середине 1980-х фондовый рынок Израиля находился на начальной ступени развития и имел сильную зависимость от нерыночных факторов.
• Первые реформы (1986-1991 гг.)
Концентрация до 70% основного капитала в руках нескольких крупных акционеров (для сравнения в США — 5%), всепроникающее государственное финансовое регулирование, использование с начала 1950-х практики искусственного поддержания цен, зависимость нефинансового сектора от более развитых банковских групп, являвшихся наряду с государством основным источником инвестирования в израильские корпорации, оказывали

Падение рынка ценных бумаг - резкое снижение индексов фондового рынка. Индекс фондового рынка - общий показатель, 

Как инвестировать сбережения: истории дальневосточников, вышедших на рынок ценных бумаг. Студент и молодая мама – о 

12.04.2012 0 комментариев Рубрика: Глобальный рынок ценных бумаг. Веселые картинки Европы. Часть 2. Написание статьи про неизбежное банкротство Италии вдохновило меня на поиски сигналов, которые помогут нам