Расходы государственного бюджета на социальную сферу 2015-2016

Центр макроэкономических исследований (ЦМИ) Сбербанка опубликовал отчет «Россия: бюджетные козыри». В рамках исследования протестирована устойчивость бюджетной политики до 2020 года в случае реализации каждого из трех возможных сценариев развития экономической ситуации в стране.
Несмотря на существенное замедление экономического роста и всплеск геополитических рисков, состояние государственных финансов не вызывает опасений, полагают в ЦМИ Сбербанка. Дефицит федерального бюджета остается низким (не превышает 1% от ВВП). Размер государственного долга (9,5% от ВВП всего, включая 2,9 процентных пунктов внешнего госдолга) позволяет говорить о низких рисках роста стоимости его обслуживания. Даже болезненные последствия падения цен на нефть могут быть сглажены на 1-2 года наличием «подушки безопасности» – суверенных нефтяных фондов, которые суммарно достигли $175 млрд или более 9% от ВВП.
Однако общее ухудшение экономической ситуации затронуло и бюджетную сферу: доходов уже не хватает на финансирование всех амбициозных проектов и задач, приходится выбирать и тщательно расставлять приоритеты. Новые неотложные траты приводят к постепенному росту расходной части бюджета. Сейчас риски дальнейшего ухудшения экономической ситуации достаточно высоки, что, несомненно, способно оказать негативное влияние на бюджетную сферу.
Тишь да гладь
В базовом сценарии развития экономики эксперты ЦМИ Сбербанка заложили стабильность цен на нефть в районе $105 за баррель (Urals), умеренную годовую инфляцию около 5-6%, весьма скромный рост экономики (около 1,5% после преодоления более существенного замедления в 2014-15 гг.), обусловленный слабым инвестиционным спросом и ухудшением инвестиционного климата. В этом сценарии не удастся избежать ослабления рубля, которое все же будет плавным.
Расчеты показывают, что разрыв между ненефтегазовыми и нефтегазовыми доходами увеличится, что приведет к снижению доли нефтегазовых доходов в общей величине доходов федерального бюджета с 50% в 2013 году до 45% в 2020-м. К сожалению, это снижение будет связано не с ростом ненефтегазовых доходов (они останутся стабильными в терминах доли от ВВП), а с относительным снижением нефтегазовых доходов. Действительно, динамика рублевого эквивалента доходов при маржинально низком приросте добычи зависит, прежде всего, от скорости ослабления рубля. Если серьезного ослабления рубля в реальном выражении не происходит (а это предполагается в базовом сценарии из-за высоких цен на нефть), разница между ростом добычи в нефтегазовом секторе и ростом экономическим обеспечит снижение нефтегазовых доходов как доли от ВВП. Стабильность уровня ненефтегазовых доходов от ВВП обеспечат главные налоги: НДС, налог на прибыль и акцизы. Рост внутреннего НДС ожидается на уровне роста номинального ВВП, а на рублевый эквивалент внешнего НДС окажет воздействие комбинация из ожидаемого замедления импорта (снижение поступлений) и некоторого ослабления рубля (рост поступлений). Рост поступлений налога на прибыль предполагается примерно пропорциональным росту ВВП, а повышение ставок акцизов, особенно на табак и алкоголь, продолжится согласно предварительным планам правительства.

В базовом сценарии предполагается, что текущая политика расходования средств будет продолжена: расходы будут расти примерно пропорционально номинальному ВВП, причем расходы на социальную политику, а также национальную безопасность и оборону будут расти немного быстрее прочих. Увеличение расходов, связанное с присоединением Крыма, оценено экспертами ЦМИ в размере 130 млрд рублей в 2014 году. В этих предположениях, расходы федерального бюджета останутся стабильными на уровне 20-21% от ВВП. В этом сценарии не удается избежать расширения дефицита бюджета до 3% от ВВП к 2020 году, что, по оценкам экономистов, не критично. Этот дефицит можно сравнительно легко профинансировать заимствованиями на внутреннем и внешнем рынках (в пропорции 3:1). Тогда ежегодный объем внешних заимствований в среднем не превысит $15-20 млрд. При таком умеренном объеме новых заимствований ставки не будут значительно расти, оставляя задачу обслуживания госдолга посильной.
При перечисленных выше предположениях объем госдолга не превысит 20% от ВВП к концу прогнозируемого периода. Эта цифра гораздо ниже, к примеру, «уровня устойчивости» в 60% от ВВП, рекомендуемого МВФ для своих заемщиков.
Соблазн увеличения расходов
Наиболее вероятным сценарием в среднесрочной перспективе 2015-2020 гг. аналитики ЦМИ считают значительное увеличение государственных расходов на оборону, безопасность, социальную сферу и поддержку регионов. В частности, рост социальных расходов и межбюджетных трансфертов оценивается на уровне 0,1-0,2% ВВП, расходов на оборону и национальную безопасность в размере 0,45-0,6% ВВП. Расходы, связанные с присоединением Крыма, могут вырасти сверх заложенных в прогнозе на 2014 год 130 млрд рублей. Более масштабные инвестиционные программы могут вылиться в увеличение общегосударственных расходов в среднем на 1-1,5% в год (0,02% от ВВП) по сравнению с базовым сценарием. В случае реализации данного сценария в ЦМИ ожидают замедления роста ВВП до 1,5%, умеренной инфляции на уровне 5-6% и стабильной цены на нефть в размере примерно $104 за баррель.

Необходимость выполнить в полном объеме майские указы президента простимулирует рост трансфертов региональным бюджетам, финансовое положение которых уже вызывает беспокойство. Хотя значительная часть статей, связанных с пенсионным и социальным обеспечением населения, были переквалифицированы в 2011 году из межбюджетных трансфертов в социальную политику, трансферты остались внушительной статьей бюджета, на которую пришлось в 2013 году около 670 млрд рублей. В наиболее вероятном сценарии эксперты ЦМИ закладывают рост трансфертов регионам порядка 20% по сравнению с базовым (на 0,1-0,2% ВВП), то есть увеличение по этой статье может в некоторые годы достигать 250 млрд рублей.
Рост социальных расходов тоже выглядит весьма вероятным, особенно принимая во внимание особенности пенсионной системы и демографической ситуации в стране. Действительно, согласно среднему прогнозу Росстата, число пенсионеров будет расти со скоростью 2% в год в среднесрочной перспективе, а число людей трудоспособного возраста, напротив, сокращаться со скоростью 1%. Таким образом, для сохранения текущего уровня пенсий потребуется увеличивать соцрасходы на 3% в год по сравнению с базовым сценарием (прирост по этим статьям достигнет 200 млрд в год).
Текущая геополитическая ситуация не позволит сэкономить на обороне и национальной безопасности: ожидается рост на 7-9% к базовому сценарию по этим статьям (на 0,45-0,6% ВВП – до 600 млрд рублей в разные годы). Это хорошо согласуется с выполнением программы модернизации 2010-20 гг., подразумевавшей рост расходов военного ведомства на 20 трлн рублей.
Более высокие расходы бюджета помогут ускорить экономический рост, но ускорение вряд ли будет серьезным: с 1,5% до 2-2,3% в 2015-2020 гг. Тем не менее, это поможет несколько притормозить расширение дефицита бюджета и ограничить рост государственного долга. Однако дефицит федерального бюджета в конце рассматриваемого периода приблизится к 5% от ВВП, что повысит стоимость его финансирования. Госдолг вырастает более существенно, чем в базовом варианте - до 26% от ВВП в 2020 году. Впрочем, и этот уровень не несет рисков для устойчивости госфинансов.
« Даже существенное увеличение расходов бюджета не приводит к катастрофическим последствиям, хотя расширение дефицита федерального бюджета в этом сценарии достигает более рискованных уровней - примерно 4,5-5% от ВВП в среднесрочной перспективе, - комментирует реализацию наиболее вероятного сценария директор ЦМИ Сбербанка Юлия Цепляева . – Некоторое ускорение экономического роста при повышении расходов помогает притормозить рост дефицита бюджета ».
Бюджетный шок
Падение цен на нефть – самый очевидный риск для российских госфинансов. Прямой эффект проявляется в резком сокращении нефтегазовых доходов, а вторичный эффект «бьет» по всем доходам и связан с ухудшением экономической ситуации. Третья волна ухудшения также вероятна в течение года после падения цен и вызывается необходимостью увеличения бюджетных расходов для социальной защиты населения от кризисных явлений.
Эксперты ЦМИ смоделировали снижение цен на нефть до $80 за баррель во второй половине 2015 года и стабилизацию цен на этом уровне вплоть до конца 2020 года и пришли к выводу, что это станет шоком для российской экономики. Она сократится в результате во второй половине 2015-го и первой половине 2016 года на 3%, а ее восстановление в последующие годы будет крайне слабым. Инфляция ускорится на волне ослабления рубля в 2015-16 гг. Падение цен на нефть вызовет немедленное сокращение нефтегазовых доходов на $32 млрд в 2015 году относительно базового сценария, что расширит бюджетный дефицит на 2,5% от ВВП в том же году (итого дефицит в размере 3,7% ВВП против 1,2% в базовом сценарии). Это первый – прямой – эффект от ухудшения нефтяной конъюнктуры.
Далее модель показывает, что процентные расходы из-за роста стоимости финансирования и расширения дефицита вырастут с 0,7% от ВВП в 2013-14 гг. до 3,5% от ВВП в 2020 году. А повышение стоимости обслуживания долга приведет к более высокому дефициту бюджета следующих периодов. Более того, экономисты ЦИМ предполагают, что спад и медленное восстановление экономики принудят государство изменить структуру заимствований. Возможности заимствования на внутреннем рынке не смогут удовлетворить выросший спрос на финансирование, что принудит больше занимать на внешнем рынке. Пропорция заимствований между внутренним и внешним рынками, таким образом, изменится с 3:1 до 2:1. Дополнительный рост социальных расходов в 2015 и 2016 годах (на 2,8% и 4,7% к базовому сценарию или на 110 млрд и 200 млрд рублей, соответственно) также придется профинансировать новыми заимствованиями. В итоге расширение дефицита бюджета достигнет тревожного уровня в 7-8% от ВВП, а государственный долг вырастет до 39% от ВВП к 2020 году. Уровень задолженности ока

Капитальные расходы бюджетов – это затраты государства в виде Нужды (государственные инвестиции) в социальную сферу.

Расходы областного бюджета на социальную сферу  В рамках 29 государственных программ Тюменской области реализуется 76 % расходов 

определенные сферы деятельности государства [1, с. 47]. Программно-целевой метод планирования расходов бюджета, в частности на социальную