Динамика расходов федерального бюджета на социальную сферу

На стационарную медицинскую помощь расходы сократятся с 243 до 148 млрд рублей (на 39%). Уменьшены расходы и на амбулаторную помощь с 113,4 до 68,995 млрд рублей (в 1,7 раза). Также проект предусматривает снижение расходов на 16% на санитарно-эпидемиологическое благополучие (с 17,473 до 14,68 млрд рублей). Снижение затрат на 21% запланировано на проведение медицинских прикладных исследований (до 16,028 млрд рублей).
Пострадают прежде всего социальные статьи: здравоохранение, образование, социальная поддержка, обеспечение жильем. Так же под снижение попадут и траты на поддержку сельского хозяйства. Всего же из 42 расходных статей будут таким образом сокращены 36. Между тем расходы на оборону в 2016 году составили 3,009 трлн рублей. В 2017 году их планируют уменьшить на 6%. «Жить по средствам прежде всего означает расходовать эффективно. Мы продолжим оптимизацию расходов бюджета, сокращая менее эффективные расходы», ― пояснил Дмитрий Медведев, затрагивая вопрос бюджетных расходов.
Готовность сокращать в столь большой мере расходы на здравоохранение говорит о том, что правительство не собирается следовать прогнозам и призывам девальвировать рубль, считает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.
— В условиях, когда не хватает врачей, и люди жалуются, что система здравоохранения у нас в плохом состоянии, когда уже прошло сокращение такого большого количества медицинских учреждений по всей стране, в первую очередь в глубинке столь большое сокращение расходов, будет иметь самые тяжёлые последствия для системы здравоохранения и для граждан.

Это общее сокращение расходов хорошо согласуются с обещанием Дмитрием Медведева о 4% инфляции в следующем году. То есть это говорит о реальных целях правительства. Не то чтоб они хотели нас удивить очень низкой инфляцией, но они не хотят допустить пока что девальвации рубля, по крайней мере в правительстве не хотят проводить её в текущем и следующем году до окончательного решения президентского вопроса с выборами. Без цели удержаться от девальвации такое резкое сокращение расходов не потребовалось бы. Главное — сохранить видимость стабильности, не допустить обвала рубля. Потом, под давлением общественности — может быть. Но не сейчас.
Сокращение на медицину поможет поддержать рубль, а вместе с этим наступят и различные репрессивные меры, чтобы отлучить от системы здравоохранения людей, которые являются безработными, домохозяевами, самозанятыми и предпринимателями, которые не могут платить взносы.
Сокращение медицинских расходов будет обставлено — и оно уже так обставлено — заявлениями о том, что тунеядцы не дают денег, тунеядцы ходят лечиться, а медицину не финансируют. И правительство теперь из самых благих побуждений вынуждено сокращать расходы.
Между тем самозанятые сегодня не имеют ниши в российской правовой системе. Наше законодательство самозанятым рекомендует иметь собственного бухгалтера и регулярно подавать отчёты, платить немаленькие налоги, которые не обязательно согласуются с их часто невысокими доходами.

Эти люди будут опять обложены специальными поборами, никак не связанными с их деятельностью и никак не обоснованные с точки зрения официальных доходов, или эти люди будут отлучены от использования системы здравоохранения. Чиновники смогут разгрузить общественное здравоохранение, просто выгнав людей, лишив их возможности посещения поликлиник и больниц на том основании, что они якобы тунеядцы.
При этом вполне предсказуемо, что в первую очередь урезание расходов ударит по различным медпунктам в малых городах и отдалённых регионах, отметила руководитель центра социального анализа Института глобализации и социальных движений Анна Очкина.
— У нас проектная мания, довольно много вкладывают денег на перинатальные, неонатальные центры. Конечно, там разворовывают немало, но тем не менее во многих регионах они реально строятся, весьма современные и прекрасно оборудованные кардиоцентры и так далее. Выделяют деньги на хорошие проекты, но точечные.
На диспансеризацию выделяют очень много, но она не всегда эффективна, потому что выделяются деньги именно на проведение, а догадаться помочь врачам, которые бы потом отслеживали, что люди с выявленными заболеваниями обратились к врачу — об этом уже речи не идёт. Что касается поликлиник, каждодневного приёма, особенно в малых городах — это всё категорически недофинансируется.
И боюсь, что уходить деньги тоже будут именно из этих сфер. Это особенно критично при той структуре смертности, которая сложилась у нас, когда невероятно лидируют сердечно-сосудистые заболевания и онкозаболевания — то есть такие, которые требуют раннего выявления, и где симптоматикой уже не отделаешься. Всё это требует совершенно другой работы здравоохранения, это повседневная работа. При симптомах рака лечить уже поздно.
К сожалению, именно в этих сетях недофинансирование очень большое, и если уж дальше некуда резать заработные платы, то будут сокращать маленькие медпункты в малых городах, а вместо них строить большие. Расходов вроде будет много, но эффективность будет резко снижаться. Потому что для современного здравоохранения, которое адекватно современной структуре заболеваемости, структуре смертности, потребностям людей, главное — доступность. Возможно, где-то разумнее вложиться в кабинеты доврачебного приёма, фельдшерские, но доступные, а не большие центры.
Так или иначе, если доступность снижается, то значит падает и эффективность здравоохранения. При том, что у нас структура расходов и без того неразумная, а стратегия непродуманная, такое огромное сокращение повлечёт ещё большие структурные перекосы.

Доходы, расходы и дефицит федерального бюджета, % ВВП году, доля расходов на социальную политику (а более конкретно – на 

Все они сгруппированы в статье "социальная политика" и на рисунке,  В итоге в общей структуре федеральных расходов оборонный 

Половина расходов – на оборону и социальную политику комиссия в пятницу одобрила проект федерального бюджета на 2017–2019