Оспаривание банковской гарантийный письмо

Благодаря этому постановлению арсенал оснований, по которым сложившаяся арбитражная практика признавала недействительными выданные гарантии, лишился четырех наиболее часто используемых инструментов.
Неуказание в гарантии всех условий основного обязательства не является основанием ее оспаривания
Несмотря на принцип независимости банковской гарантии от основного обязательства, закрепленный в ст. 370 ГК РФ, который проявляется в том, что «основаниями к отказу в удовлетворении требования бенефициара могут служить исключительно обстоятельства, связанные с несоблюдением условий самой гарантии, не имеющие никакого отношения к основному обязательству»1, четкая и однозначная идентификация основного обязательства, в обеспечение исполнения которого выдана банковская гарантия, является одним из условий действительности последней. Между тем нормы § 6 главы 23 ГК РФ не содержат ответ на вопрос: достаточно ли для действительности банковской гарантии наличия в ней ссылки на обеспечиваемое обязательство, или же в ней должны быть перечислены все условия этого обязательства?
В этой связи Пленум ВАС РФ разъяснил, что достаточным для определения основного обязательства является указание в банковской гарантии:
а) должника по обеспечиваемому обязательству (принципала);
б) суммы, подлежащей уплате гарантом бенефициару при предъявлении последним требования;
в) отсылки к договору, являющемуся основанием возникновения обязательств принципала перед бенефициаром, либо характера обеспеченного гарантией обязательства.
Простое помещение в текст банковской гарантии реквизитов основного договора (например, «Договор поставки № ___ от “___” ___ ___ г., заключенный между ООО “А” и ООО “Б” на сумму 1 млн руб.»), несмотря на то что они позволяют однозначно идентифицировать этот договор, не является достаточным для действительности банковской гарантии, поскольку большинство договоров являются взаимными, и на каждую из сторон такого договора налагаются определенные обязанности, которые эта сторона должна исполнить в пользу контрагента. Например, по договору поставки основным обязательством поставщика является передача в определенный срок товара покупателю (ст. 506 ГК РФ), а обязательством покупателя — оплата поставляемого товара (п. 1 ст. 516 ГК РФ). Соответственно, в рассматриваемом случае банковская гарантия может обеспечивать обязательства как поставщика (в части уплаты договорных санкций, например при просрочке поставки, либо возмещения убытков), так и покупателя, а потому необходимо также указание лица (поставщика или покупателя), за исполнение обязательств которого дана гарантия (принципала), и суммы, на которую выдана гарантия.

Например, как следует из судебных актов и текста банковской гарантии, она была выдана покупателю в обеспечение исполнения поставщиком обязательств по поставке товаров по договору поставки, а также по представлению документов в сроки, предусмотренные договором. Поскольку обязанность поставить товары составляет содержание основного обязательства поставщика по договору поставки, суд кассационной инстанции не согласился с утверждением нижестоящих судов о том, что в банковской гарантии не указано обеспечиваемое обязательство.
Признавая банковскую гарантию ничтожной в силу ее несоответствия требованиям ст. 369 ГК РФ, суды нижестоящих инстанций не учли, что законодательство не содержит ограничений по видам обязательств, которые могут обеспечиваться банковской гарантией. Обеспечиваемое обязательство может иметь любую природу, в том числе представлять собой обязательство поставщика по поставке товаров (постановление ФАС Московского округа от 24.10.2011 по делу № А40-9440/11-31-89).
Банковская гарантия может обеспечивать и обязательство принципала уплатить кредитору (бенефициару) неустойку за задержку представления указанной гарантии (постановление ФАС Уральского округа от 31.01.2012 № Ф09-8820/11 по делу № А50-10413/11)1. На этом примере наглядно видно, что понятие «основное обязательство», упомянутое в п. 1 ст. 369 ГК РФ, нельзя трактовать как «основную обязанность стороны по договору». «Основное обязательство» является «основным» не само по себе, а в соотношении с банковской гарантией. Поэтому банковская гарантия может обеспечивать как второстепенные обязательства должника (например, застраховать поставляемый товар), так и обязательства, которые по своей природе сами являются обеспечивающими (прежде всего обязательства по уплате неустойки). В этой связи следует признать ошибочной позицию Девятого арбитражного апелляционного суда, который в постановлении от 05.07.2011 № 09АП-14415/2011 по делу № А40-9440/11-31-89 указал, что банковская гарантия по своей правовой природе является способом обеспечения надлежащего исполнения обязательств, который не может служить обеспечением иного вида (способа) обеспечения, в частности обеспечением неустойки.
Действительной будет банковская гарантия, в которой указано, что банк обязуется «уплатить денежные средства в размере лизинговых платежей, подлежащих уплате принципалом бенефициару в период действия настоящей банковской гарантии, но не более чем 206 278 942 рубля, в случае если принципал не выполнит свои обязательства по договору лизинга № ДЛ/09/СГ/1 от 01.12.2009, заключенному между бенефициаром и принципалом» (постановление ФАС Московского округа от 12.12.2011 по делу № А41-16837/11)2. Это дело примечательно еще и тем, что в нем объем обязательств принципала, исполнение которых обеспечивалось гарантом, составлял 20 лизинговых платежей, подлежащих уплате в период действия банковской гарантии. При этом величина каждого из 20 платежей в тексте гарантии упомянута не была — содержалось лишь указание на общую их сумму. В этой связи кассационная инстанция отметила, что гражданское законодательство в силу принципа независимости банковской гарантии, устанавливая обязательность определения пределов обязательства гаранта (ст. 377 ГК РФ), не требует указания в гарантии размера каждой части основного обязательства. Требование ст. 377 ГК РФ в банковской гарантии кассационная инстанция сочла соблюденным, поскольку в гарантии была указана предельная сумма — 206 278 942 руб.

Гарантия может обеспечивать обязательства должника, вытекающие из соглашения о расторжении договора. В этом случае для ее действительности будет достаточно указания принципала, характера обеспечиваемого обязательства (например, «сумма просроченной задолженности и пени по соглашению о расторжении договора № ___ от “__” ___________ ____ г. при условии, что просрочка выполнения принципалом обязательств составит более 25 рабочих дней») и его размера (см. постановление ФАС Московского округа от 24.11.2011 по делу № А40-8910/11-118-69).
Обеспечение банковской гарантией части обязательств принципала не свидетельствует о ее ничтожности. В этом случае данная часть обеспечиваемых обязательств должна быть прямо указана в гарантии, например: «Банковская гарантия выдана в обеспечение обязательства принципала по надлежащей поставке оборудования (поставка в срок, согласованный сторонами в п. 3.1 договора поставки от 27.09.2010 № 964, и соответствие оборудования требованиям п. 1.1 и 2.1 договора поставки)». Нарушение названного обязательства (просрочка поставки товара или несоответствие товара технической документации и параметрам поставки) будет являться основанием выплаты гарантом бенефициару соответствующих сумм (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.12.2011 по делу № А53-11430/2011).
Банковская гарантия может обеспечивать и только одно обязательство принципала — обязательство по возврату аванса (см., например, постановления ФАС Московского округа от 24.12.2010 № КГ-А40/16195-10 по делу № А40-25348/10-10-188 и от 24.08.2011 № КГ-А40/5724-11-П по делу № А40-39733/09-24-311).
Если же в тексте банковской гарантии не конкретизируется, исполнение каких именно обязательств принципала в рамках заключенного договора ею обеспечивается, а также не содержится оговорок об обеспечении гарантией выполнения только части обязательств принципала по договору, очевидно, следует признать, что гарантия обеспечивает выполнение всех обязательств принципала, возникающих из названного в банковской гарантии договора, в котором принципал является стороной.
Основания, по которым гарантия не может быть признана недействительной
Позиция, согласно которой банковская гарантия, имеющая меньший срок действия, чем срок исполнения основного обязательства, не обладает обеспечительной функцией, а потому является недействительной, была закреплена в постановлении Президиума ВАС РФ от 25.11.1997 № 8065/95 (в этом деле срок исполнения заемщиком основного обязательства по возврату кредита наступал 03.06.1995, а срок действия банковской гарантии истекал 02.06.1995, то есть на день раньше). Аналогичные выводы содержались и в постановлении Президиума ВАС РФ от 31.05.2005 № 929/05 по делу № А70-1565/23-2004.
Данный подход активно применялся арбитражными судами различных инстанций (см., например, определения ВАС РФ от 08.12.2009 № ВАС-11031/09 по делу № А56-34234/2008 и от 04.12.2009 № ВАС-15946/09 по делу № А56-12320/2008; постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.08.2009 по делу № А56-12320/2008).
Его распространение приводило не только к увеличению риска признания банковской гарантии недействительной и, как следствие, к сужению возможности использования банковской гарантии как способа обеспечения обязательств, но и к невозможности применения банковских гарантий для обеспечения обязательств, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования. Поэтому такая позиция Президиума ВАС РФ вызывала справедливую критику в юридической литературе. Так, Л.А. Новоселова отмечала: «Не следует забывать, что исполнение по основному обязательству может быть в ряде случаев истребовано досрочно; в целом ряде случаев гарантия выдается на более короткий срок, поскольку только на этот срок требуется обеспечение. В конце концов, имеет ли обязательство гаранта обеспечительное значение для бенефициара (кредитора по основному обязательству), должен решать он: если ему вы

Почему «проблема» независимости банковской гарантии до сих пор инициирование принципалом производства по "оспариванию" 

368 ГК РФ независимые гарантии могут выдаваться банками или  об оспаривании банковских гарантий судам необходимо иметь в 

Фабула дела: банк не платит по банковской гарантии, считая, что Гарант по существу лишен права оспаривания либо оценки