Налог пигу примеры резюме

Курсовая работа
Теорема Коуза и борьба с загрязнением окружающей среды
Оглавление
Введение
1. Теоретическое значение теоремы Коуза
1.1 Сущность и обоснование теоремы Коуза, ее значение в исследовании проблемы внешних эффектов
.2 Трансакционные издержки: понятие, значение в борьбе с загрязнением окружающей среды
2. Практическое применение теоремы Коуза в борьбе с загрязнением окружающей среды
.1 Загрязнение окружающей среды: понятие, причины и формы загрязнения
2.2 Государственная политика в области контроля над загрязнениями окружающей среды
Заключение
Список литературы
Введение
Вклад Коуза был признан спорным, поскольку оказалось, что он радикально увеличил класс ситуаций, в которых механизм децентрализованного распределения приводит к эффективным решениям, ограничивая тем самым допустимые рамки вмешательства государства. Так, Бьюкенен и Таллок (Bucbanan & Tallock,1962) писали:
Если издержки принятия решений должны быть нулевыми, то все экстерналии устраняются добровольными индивидуальными действиями вне зависимости от изначальной структуры прав собственности. В таком случае не будет рациональной базы для государственных или коллективных действий, выходящих за рамки минимального определения размещения ресурсов среди индивидов.
Если теорему Коуза представить достаточно тщательно, то она становится корректной. В таком случае, при отсутствии преград эффективным переговорам их исход становится эффективным. Это кажется огорчительно похожим на саму Фундаментальную Теорему, и мало что к ней добавляет, ослабляя строгие предпосылки, выполнения которых она требует. Как указал Фаррел, информационные условия выполнения теоремы Коуза, - отсутствие препятствий к эффективным переговорам, - это именно те условия, которые позволяют достигать и полноты контрактов. Так что там, где работает теорема Коуза, выполняется и Фундаментальная Теорема, поэтому в теореме Коуза нет необходимости. Там, где Фундаментальная Теорема не выполняется (из-за неполноты контракта), нулевые издержки на переговоры, предполагаемые теоремой Коуза, также вряд ли достижимы.
Многие сделали из вышесказанного вывод: там, где существует необходимость в теореме Коуза, она не выполняется, и поэтому ее значимость очень мала. Но такое объяснение неверно отражает вклад Коуза. Он показал, что из неэффективного начального распределения рыночный обмен, подобный обмену в модели Вальраса, есть не единственный путь достигнуть кривой эффективных контрактов или, по крайней мере, приблизиться к ней (по Парето). Поэтому его результат походит на последовавшие за его выводами разработки Смейла и Фоули. В то время как Фундаментальная Теорема, похоже, не нашла применения в политике, значение теоремы Коуза все же очевидно. Она демонстрирует, что более четко определенные и легко торгуемые права собственности, а также более эффективная переговорная среда могут внести значительный вклад в смягчение провалов координации во вторых наилучших ситуациях, в которых предпосылки обеих теорем не выполняются.

1. Теоретическое значение теоремы Коуза
.1 Сущность и обоснование теоремы Коуза, ее значение в исследовании проблемы внешних эффектов
К числу наиболее общих положений новой институциональной теории относится так называемая "теорема Коуза", основные выводы которой Рональд Коуз изложил в статье "Проблема социальных издержек". Сам Коуз не ставил перед собой задачи сформулировать какую-то общую теорему. Выражение "теорема Коуза", равно как и первая ее формулировка, были введены в оборот Джорджем Стиглером.
Сущность этой теоремы заключается в том, что, если права собственности всех сторон тщательно определены, а трансакционные издержки равны нулю, конечный результат (максимизирующий ценность производства) не зависит от изменений в распределении прав собственности (если отвлечься от эффекта дохода).Эту же мысль Дж. Стиглер выразил следующим образом:".. .В условиях совершенной конкуренции частные и социальные издержки равны".
Данная теорема посвящена проблеме внешних эффектов (экстерналий). Так называют побочные результаты любой деятельности, которые касаются не непосредственных ее участников, а третьих лиц. Примеры отрицательных экстерналий: дым из фабричной трубы, которым вынуждены дышать окружающие, загрязнение рек сточными водами и т.д.
Примеры положительных экстерналий: частный цветник и лужайка, которыми могут любоваться прохожие, мощение улиц частными лицами за свой счет и др. Существование экстерналий приводит к расхождению между частными и социальными издержками (по формуле: социальные издержки равны сумме частных и экстернальных, т.е. возлагаемых на третьих лиц). В случае отрицательных внешних эффектов частные издержки оказываются ниже социальных, в случае положительных внешних эффектов - наоборот, социальные издержки ниже частных.
Данную ситуацию впервые исследовал Артур Пигу в книге "Теория благосостояния". Расхождение между частными и социальными издержками Пигу характеризовал как "провалы рынка", так как ориентация лишь на частные выгоды и издержки приводит либо к перепроизводству благ c отрицательными экстерналиями (загрязнение воздуха и воды, высокий уровень шума и т.д.), либо к недопроизводству благ с положительными экстерналиями (отказ частных лиц от возведения маяков, прокладки дорог и т.п.). Указания на "провалы рынка" служили для Пигу теоретическим обоснованием государственного вмешательства в экономику: он предлагал налагать на деятельность, являющуюся источником отрицательных внешних эффектов, штрафы (равные по величине экстернальным издержкам) и возмещать в форме субсидий эквивалент экстернальных выгод производителям благ с положительными внешними эффектами. Против позиции Пигу о необходимости государственного вмешательства и была направлена статья Коуза, в которой он сделал вывод о том, что при отсутствии издержек по осуществлению сделок структура производства остается той же самой независимо от того, кто каким ресурсом владеет. Теорема доказывалась Коузом на ряде примеров, частично условных, частично взятых из реальной жизни.

Пример первый: допустим, что по соседству расположены земледельческая ферма и скотоводческое ранчо, причем коровы могут заходить на поля фермера, нанося ущерб посевам. Если скотовод не несет за это ответственности, его частные издержки будут меньше социальных. Казалось бы, есть все основания для вмешательства государства. Однако Коуз доказывает обратное: если закон разрешает фермеру и скотоводу вступать в добровольные соглашения по поводу потравы, тогда вмешательства государства не потребуется; все разрешится само собой.
Пусть оптимальные условия производства, при которых оба участника достигают максимума благосостояния, заключаются в следующем: фермер собирает со своего участка урожай в 10 центнеров зерна, а хозяин ранчо откармливает 10 коров. Но скотовод решает завести еще одну, одиннадцатую корову. Чистый доход от нее составит 50 долларов. Одновременно это приведет к превышению оптимальной нагрузки на пастбище и неизбежно возникнет угроза потравы для фермера. Из-за этой дополнительной коровы будет потерян урожай в размере одного центнера зерна, что дало бы фермеру 60 долларов чистого дохода.
Рассмотрим первый случай: правом не допускать потраву обладает фермер. Тогда он потребует от скотовода компенсацию, не меньшую, чем 60 долларов. А прибыль от одиннадцатой коровы - только 50 долларов. Вывод: ранчер откажется от увеличения стада и структура производства останется прежней (а значит, и эффективной) - 10 центнеров зерна и 10 голов скота.
Во втором случае права распределены так, что хозяин ранчо не несет ответственности за потраву. Однако у фермера остается право предложить скотоводу компенсацию за отказ от выращивания дополнительной коровы. Размер "выкупа", по Коузу, будет лежать в пределах от 50 долларов (прибыль скотовода от одиннадцатой коровы) до 60 долларов (прибыль фермера от десятого центнера зерна). При такой компенсации оба участника окажутся в выигрыше, и скотовод опять-таки откажется от выращивания "неоптимальной" единицы скота. Структура производства не изменится.
Вывод Коуза таков: и в том случае, когда фермер имеет право потребовать компенсацию со скотовода, и в том случае, когда право потравы остается за владельцем ранчо(т.е. при любом распределении прав собственности), исход оказывается одним: права все равно переходят к той стороне, которая ценит их выше (в данном случае - к фермеру), а структура производства остается неизменной и эффективной. Сам Коуз по этому поводу пишет следующее: "Если бы все права были ясно определены и предписаны, если бы трансакционные издержки были равны нулю, если бы люди соглашались твердо придерживаться результатов добровольного обмена, то никаких экстерналий не было бы". "Провалов рынка" в этих условиях не происходило бы, и у государства не оставалось бы никаких оснований для вмешательства с целью корректировки рыночного механизма.
Из "теоремы Коуза" следует несколько важных теоретических и практических выводов.
Во-первых, она раскрывает экономический смысл прав собственности. Согласно Коузу, экстерналии (т.е. расхождения между частными и социальными издержками и выгодами) появляются лишь тогда, когда права собственности определены нечетко, размыты. Когда права определены четко, тогда все экстерналии "интернализируются" (внешние издержки становятся внутренними). Не случайно главным полем конфликтов в связи с внешними эффектами оказываются ресурсы, которые из категории неограниченных перемещаются в категорию редких (вода, воздух) и на которые до этого прав собственности в принципе не существовало.
Во-вторых, теорема Коуза отводит обвинения рынка в "провалах". Путь к преодолению экстерналий лежит через создание новых прав собственности в тех областях, где они были нечетко определены.
Поэтому внешние эффекты и их отрицательные последствия порождаются дефектным законодательством; если кто здесь и "проваливается", так это государство.
Теорема Коуза по существу снимает стандартные обвинения в разрушении окружающей среды, выдвигаемые против рынка и частной собственности. Из нее следует обратное заключе

Понятно, что дотации нужны в первом случае, а налоги Это первый пример Пигу ради иллюстрации того, что бывает необходимо 

НАЛОГ ПИГУ — введен А.Пигу, крупным английским экономистом, представителем кембриджской школы. Он показал, что в устранении социально 

51 Налог Пигу (Pigovean tax) стал одним из популярных инструментов используя прежний пример со сталелитейной фирмой и рыбаками.