Виды монополий и их характеристика картель

Участники картельных соглашений могут нести не только имущественную и административную, но и уголовную ответственность. В нормы, регулирующие последнюю, депутаты намерены внести изменения — на рассмотрении Госдумы сейчас находится законопроект № 260190-6 с поправками в ст. 178 УК РФ «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции». В частности, предполагается сузить основания для освобождения от уголовной ответственности, в связи с чем для коммерсантов остро встанет вопрос: как защищаться от обвинений?
Заместитель руководителя и статс-секретарь ФАС России Андрей Цариковский в своем выступлении на девятом Юридическом форуме газеты «Ведомости» заявил: «Картель для Федеральной антимонопольной службы — это как переезд дороги на красный свет. Думаю, никто не будет пытаться объяснить инспектору ГИБДД, что ехал на красный, потому что была ночь и перекресток был пуст. На красный свет ехать нельзя! Так и картели — они запрещены законом сами по себе, и вступать в них нельзя по определению».
Законодательное понятие картеля было введено третьим антимонопольным пакетом в 2011 г. (п. 8 ст. 1 Федерального закона от 06.12.2011 № 401-ФЗ). Картель — это запрещенное законом соглашение между конкурентами:
• о ценах;
• участии в торгах;
• разделе рынка;
• создании дефицита;
• бойкоте определенных покупателей (п. 1 ст. 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», далее — Закон о защите конкуренции).
При доказывании существования картеля антимонопольные органы исходят из того, что это противозаконное соглашение (сговор) между конкурентами, которое приводит или может привести к последствиям, наиболее опасным для экономики.
В российском антимонопольном законодательстве много норм, запрещающих не конкретные действия, а эффект, который может образоваться на рынке в результате определенной последовательности действий. Порой это вызывает сложнос­ти для участников рынка, связанные с невозможностью оценить степень риска тех или иных действий, поскольку установить их последствия заранее бывает сложно. Однако с картелями дело обстоит проще: законом запрещено само заключение картельных сог­лашений, поэтому антимонопольным органам достаточно доказать (а участникам картеля — осознавать) сам факт создания картеля. Подтверждать, что создание картеля действительно привело к негативным последствиям в экономике, антимонопольный орган не обязан. В отличие от других соглашений, упомянутых в ст. 11 Закона о защите конкуренции, для квалификации которых обязательно доказывать, что имеет место ограничение конкуренции.

Для квалификации картеля необходимо:
• определить географические и продуктовые границы товарного рынка, чтобы доказать, что участники соглашения продают товар на одном товарном рынке;
• доказать, что производители или продавцы товара находятся в конкурентных отношениях;
• доказать факт наличия соглашения, приводящего к пяти перечисленным выше видам последствий.
А вот для привлечения участников картеля к уголовной, а не административной ответственности, уполномоченным органам необходимо доказать наличие последствий в виде причинения гражданам, организациям или государству крупного ущерба (согласно той самой, уточняемой законопроектом, ст. 178 УК РФ).
Охота за прямыми уликами больше не работает
В картельных делах используются две категории доказательств: прямые и косвенные. Первая представляет собой документы (договоры, соглашения, протоколы, заявления, письма и т.д.) и свидетельские показания, которые прямо указывают на факты допущенного нарушения. Основной способ получения прямых доказательств — внезапная проверка. По словам начальника Управления по борьбе с картелями ФАС Александра Кинева, вплоть до 2008 г. в ходе подобных ревизий проверяющим нередко попадались документы, содержащие явно антиконкурентные соглашения и подписи их участников.
В последние годы антимонопольные органы все реже находят документы, открыто свидетельствующие об образовании картелей. Попадаются бумаги, по содержанию которых можно сделать вывод, что речь в них идет об антиконкурентных соглашениях, но свои подписи их участники уже скрывают за псевдонимами.
В связи с этим все большее значение в антикартельных расследованиях отводится сбору косвенных доказательств, которые указывают на побочные факты, находящиеся в причинно-следственной или иной связи с фактами нарушения. Чтобы их получить, проводится анализ поведения хозяйствующих субъектов, анализ рынка, математическая экспертиза, результаты которых, собственно, и являются косвенными доказательствами.
А. Цариковский пояснил, что антимонопольная служба выработала для себя некую «красную черту» для случаев, когда прямых доказательств у представителей власти нет. Решение о привлечении к ответственнос­ти за создание картеля выносится, если экономическая экспертиза показывает невозможность сложившейся на рынке ситуации в нормальных условиях и если есть еще одна-две (пусть и слабые) дополнительные улики. Какие именно, статс-секретарь ФАС России публично озвучить не захотел, чтобы не информировать потенциальных нарушителей о том, на что антимонопольный орган реагирует, а на что нет.

Судьи не воспринимают экономические доказательства
Анализируя рынок и поведение хозяйствующих субъектов в ходе расследования картельных сговоров, антимонопольный орган имеет целью доказать:
• что хозяйствующие субъекты действуют синхронно и едино­образно в отсутствии на то объективных экономических причин;
• и (или) что деятельность хозяйствующих субъектов направлена против их собственных интересов;
• и (или) что действия хозяйствующих субъектов не могли иметь место ни при каких иных условиях, кроме как при условии наличия сговора между ними (доказывание «от обратного»).
В странах с развитым антимонопольным законодательством, как правило, существуют практические руководства по расследованию и доказыванию противозаконных соглашений, в том числе картелей. Такие руководства обычно содержатся не в законах и подзаконных актах, а вырабатываются на основе судебной практики, которая как раз и формирует критерии применимости доказательств в таких делах. Но российское антимонопольное законодательство существует еще не так давно, а потому судебная практика его применения не так богата, как зарубежная. К тому же сложные антимонопольные дела, как правило, рассматривают те же судьи, которые выносят вердикты по иным делам об обжаловании ненормативных актов органов власти. Отсутствие специализации, которая позволила бы судьям видеть в картельных делах не только юридическую, но и экономическую подоплеку, лишает смысла доказательства, представляемые заподозренными в противозаконном сговоре субъектами. Судьи, не рассмат­ривая их, доверяют мнению представителей органов антимонопольной службы.
Отчасти, наверное, это становится причиной обогащения оте­чественного антимонопольного регулирования руководствами в форме подзаконных актов. Первым из них стал приказ ФАС России от 28.04.2010 № 220 «Об утверждении порядка анализа состояния конкуренции на товарном рынке», разъясняющий, например, как определять продуктовые и географичес­кие границы товарного рынка. В настоя­щее время ведется работа по созданию подобного документа по вертикальным соглашениям и определению величины ущерба.
Картельное расследование часто выливается в битву математических моделей
Оксана Мигитко, ведущий юрист юридической фирмы «Пепеляев групп», рассказывая на Юридическом форуме о мировой практике доказывания организации картеля, выделила в ней четыре стадии:
• выявление непоследовательного, нелогичного поведения хозяйствующего субъекта на рынке;
• выявление «срыва» в поведении субъекта (например, он продавал товар по 10 руб. за штуку и внезапно стал продавать его в пять раз дороже);
• выявление отличий в поведении субъектов, подозреваемых в картеле, от поведения конкурентов;
• доказывание вероятного существования картеля.
Первые две стадии могут и сливаться в одну, но антимонопольные органы, как правило, в ходе их осуществления применяют для доказывания разные методы. ФАС России регулярно применяет обе стадии, возбуждая те или иные картельные дела, реагируя на события на рынке. Хрестоматийный пример — знаменитое внезапное удорожание гречки.
О. Мигитко отмечает, что применяемые на первых двух стадиях экономические модели, как правило, не закреп­ляются в практике, а нарабатываются со временем: каждый год появляются новые модели и опровергаются старые. При рассмотрении дел между антимонопольным органом и противоположной стороной (участниками картеля) происходит спор по поводу того, обоснована ли модель, применяемая антимонопольным органом, или нет.
Для доказательства отличий в поведении подозреваемых в картеле субъектов от поведения их конкурентов также разработан целый ряд экономет­рических методов и методов, основанных на сборе данных. Но методы, применяемые на третьей стадии, более детализированы. Описание экономических моделей обычно начинается с условий, при которых они могут применяться. Антимонопольный орган должен сравнить их с фактическими обстоятельствами и выбрать ту модель, которая точнее под них подпадает.
Сравнение действий лиц, подозреваемых в картеле, с действиями их конкурентов активно применяется ФАС России, но в зарубежной антимонопольной практике это обязательная стадия рассмотрения любого картельного дела, а не инструмент, который в одном деле может применяться, а в другом нет.
По итогам первых трех стадий и у антимонопольных органов, и у сторон возможного картеля аккумулируется огромное количество данных, поступивших от этих сторон, потребителей, статистических служб и других источников. Используя их на четвертой стадии, антимонопольный орган должен решить, картель существует или же картеля нет. Обычно антимонопольный орган выбирает для этого одну математическую модель и доказывает, почему он ее применяет. А обвиняемые в создании картеля лица доказывают, почему модель, применяемая антимонопольным органом, не применима в этой ситуации.
Как пояснил А. Кинев, в практике ФАС России не бывает дел, где доказательством является один лишь подписанный участника

Особенности колумбийского антикоррупционизма. Конкурентом Медельина был картель Кали (названия обоих картелей образованы 

Картель Николай Тимофеевич  Н.Т. Картель. Химические основы получения и особенности наноструктуры пор синтетических активных углей 

Основные признаки и особенности картеля. Разновидности и виды картельных отношений. Запреты на создание. Модель картеля. Немаловажные