Исполнение денежных обязательств

Исполнение денежного обязательства по частям
Юрий Сбитнев, партнер, адвокатское бюро «Эксиора», г. Москва
По общему правилу, предусмотренному ст. 311 ГК РФ, кредитор вправе не принимать исполнения обязательства по частям. Предоставление данного права кредитору обусловлено тем, что принятие такого исполнения может быть сопряжено с несением им дополнительных расходов, связанных, например, с приемкой товара, транспортировкой, хранением, страхованием и т. д. Между тем из этого правила есть исключения. Рассмотрим, что по этому поводу говорит ВС РФ.
Отказ кредитора от принятия
ВС РФ в п. 17 Постановления Пленума от 22.11.2016 № 54 в качестве примера, когда из существа обязательства вытекает возможность исполнения его по частям, указал денежное обязательство и сделал закономерный вывод о том, что кредитор не вправе отказаться от принятия исполнения такого обязательства в части. По всей видимости, данное разъяснение основано на том, что отказ кредитора от принятия исполнения денежного обязательства по частям не может быть признан разумным и добросовестным с точки зрения положений п. 5 ст. 10 ГК РФ. Это также обусловлено тем, что любой разумный кредитор нацелен на извлечение прибыли и максимальное удовлетворение своих требований в кратчайшие сроки, поскольку полученные денежные средства могут быть направлены на закупку сырья, материалов и иные хозяйственные нужды. Несмотря на то, что указанное разъяснение не является революционным, в судебной практике нередко встречались различные подходы к данному вопросу.
Если при проведении расчетов наличными деньгами кредитор может уклониться от их получения (что, конечно, повлечет просрочку на стороне кредитора в силу ст. 406 ГК РФ), то особенность осуществления безналичных расчетов заключается в том, что кредитор не может воспрепятствовать приходным операциям, в том числе и частичному исполнению должником денежного обязательства (п. 4.3 Положения о правилах осуществления перевода денежных средств (утв. ЦБ РФ 19.06.2012 № 383-П). Единственное, что он может предпринять, так это вернуть частичное исполнение назад должнику. Так и поступили кредиторы по одному из дел, вернув должнику сумму, перечисленную им в счет частичного погашения задолженности, ранее взысканной в судебном порядке, которую тот уплатил исключительно в целях воспрепятствования введению в отношении него процедуры наблюдения в рамках дела о банкротстве. Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы кредиторов, ФАС ПО в Постановлении от 15.02.2010 по делу № А65-4113/2009 указал, что должник произвел исполнение судебного акта по частям, что не запрещено положениями АПК РФ и Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», в связи с чем судебные акты об отказе во введении процедуры наблюдения были оставлены в силе.

По другому делу погашение денежного обязательства в части за должника осуществило третье лицо. Кредитор заявил о непринятии платежа со ссылкой на ст. 311 ГК РФ и просил включить в реестр требований кредиторов должника сумму задолженности в полном объеме. Отказывая в удовлетворении требований в части погашенной третьим лицом задолженности, суд указал на отсутствие доказательств возврата полученных денежных средств (Постановление АС УО от 26.11.2015 по делу № А76-5693/2014). Возникает вопрос, а что произошло бы с обязательством в случае возврата кредитором денежных средств третьему лицу? Представляется, что первоначальное обязательство в таком случае должно считаться погашенным в части, а возвращенные должнику денежные средства – неосновательным обогащением, подлежащим возврату кредитору в порядке, предусмотренном ст. 1102 ГК РФ.
Между тем ФАС МО в постановлении от 06.06.2013 года по делу № А41-27504/2012 решил данный вопрос иначе. Должник частично погасил требования кредитора, который со ссылкой на ст. 311 ГК РФ не принял частичное исполнение денежного обязательства и возвратил сумму платежа на счет должника. В дальнейшем требования данного кредитора были включены в реестр требований кредиторов должника в полном объеме в рамках дела о банкротстве. Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы должника, суд указал, что доказательств погашения долга нет, а значит, требования кредитора подлежат включению в реестр требований кредитора должника в полном объеме. Не вызывает сомнений, что требования кредитора подлежат включению в реестр, но основания для включения такого рода требований должны быть различны. Первая часть требований подлежала включению на основании ранее заключенного договора, а вторая – в силу неосновательного обогащения должника. На первый взгляд разницы нет, поскольку требования кредитора так или иначе включены в реестр требований должника, а значит, его права защищены. Однако в действительности таковая проявляется в наличии договорных условий, способных увеличить размер требований кредитора к должнику, например, условий о начислении процентов, неустоек, штрафов и пеней. Соответственно, если должник погасил денежные требования по договору частично, а кредитор платеж возвратил, на указанную сумму не подлежат начислению штрафы и пени, предусмотренные договором. В данном случае будут действовать нормы о возврате неосновательного обогащения (ст. 1102–1109 ГК РФ).

Ответственность при исполнении
Разумный и добросовестный должник, который понимает, что своевременно не может исполнить обязательство полностью, должен минимизировать как убытки кредитора от ненадлежащего исполнения, так и свои убытки (путем уменьшения размера неустойки, штрафов и пеней) (если отсутствуют признаки банкротства, в силу которых должник обязан приостановить исполнение обязательств и подать соответствующее заявление в арбитражный суд (ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). По этим причинам исполнение денежного обязательства в части не должно зависеть от желания кредитора принимать или не принимать такое частичное исполнение. Это имеет особое значение как раз при определении размера ответственности должника за ненадлежащее исполнение денежного обязательства.
В силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) сторонами нередко согласовывается неустойка за несвоевременную оплату, рассчитываемая исходя из общей суммы заключенного договора (стоимости товаров, работ, услуг). Очевидно, что исполнение денежного обязательства в части не свидетельствует о надлежащем исполнении, что является основанием для начисления договорной неустойки. Между тем взыскать такую неустойку вряд ли удастся, поскольку судебная практика выработала однозначный подход, согласно которому начисление неустойки на общую сумму договора без учета исполнения денежного обязательства в части противоречит принципу юридического равенства, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому причитается компенсация не только за неисполненное в срок обязательство, но и за обязательства, которые были исполнены надлежащим образом (постановления Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 № 5467/14, ФАС СЗО от 22.10.2013 № А56-6627/13, Определение ВС РФ от 24.12.2015 № 305-ЭС15-16203, и т. д.).
Таким образом, несмотря на наличие договорных условий о начислении неустойки исходя из общей стоимости договора, арбитражными судами сформирована практика перерасчета ее размера с учетом суммы неисполненного обязательства при частичном исполнении денежного обязательства.
Последствия уклонения
Если кредитор уклоняется от принятия частичного исполнения денежного обязательства (например, не сообщает информацию об открытом счете, возвращает частичные платежи назад и т. д.), то денежные средства могут быть внесены в депозит нотариуса, что в силу п. 2 ст. 327 ГК РФ будет считаться надлежащим исполнением денежного обязательства в части.
Однако при определенных обстоятельствах частичное погашение долга путем внесения денежных средств в депозит нотариуса может быть признано недобросовестным поведением. Особенно остро вопрос добросовестности встает при рассмотрении судами дел о банкротстве.
Так, по обстоятельствам одного из дел, кредитор, аффилированный с должником, обратился в суд с заявлением о признании должника банкротом. Другой кредитор тоже подал в суд заявление о банкротстве должника, погасив при этом часть задолженности должника перед первым кредитором путем внесения денежных средств в депозит нотариуса. Принимать частичное исполнение обязательства первый кредитор отказался.
Решением АС Курганской области от 20.07.2015 по делу № А34-1179/2015, оставленным без изменения Постановлением 18 ААС от 20.07.2015 и Постановлением АС УО от 23.12.2015 по тому же делу, требования первого кредитора были включены в реестр требований должника в полном объеме. При этом суды исходили из того, что отказ кредитора от принятия частичного исполнения обязательства должника от третьего лица был правомерным, поскольку третье лицо внесло в депозит нотариуса частичное исполнение исключительно для того, чтобы процедура банкротства была введена в отношении должника на основании его заявления, а в качестве арбитражного управляющего была утверждена предложенная им кандидатура. При этом суд кассационной инстанции отметил, что ввиду аффилированности первого кредитора с должником в качестве временного управляющего в деле о банкротстве подлежит утверждению не предложенная таким кредитором кандидатура, а кандидатура, определенная методом случайной выборки.
Аналогичную позицию можно найти в практике Верховного суда РФ. Так, например, исполнение денежного обязательства первого кредитора по заявлению о признании должника банкротом в части основного долга (без погашения финансовых санкций) суд признал злоупотреблением правом со стороны третьего лица, осуществившего платеж. Данное обстоятельство послужило основанием для отказа в процессуальном правопреемстве по заявлению о признании должника банкротом (определение ВС РФ от 16.06.2016 № 302-ЭС16-2049). Также недобросовестным поведением были признаны действия третьего лица, осуществлявшего погашение основного долга за должника лишь в той части, которая превышала 300 000 рублей, необходимых для возбуждения про

Исполнение денежных обязательств по российскому гражданскому праву - диссертация и автореферат по специальности ВАК РФ 12.00.03 

Исполнение денежного обязательства по частям. Юрий Сбитнев, партнер, адвокатское бюро «Эксиора», г. Москва. По общему правилу 

Поскольку статья 395 ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения именно денежного обязательства,