Исковая давность по судебным расходам

К счастью ли наших доверителей либо сожалению самих адвокатов, но потребность в квалифицированной правовой помощи во многом зависит от возможности компенсации понесенных стороной по делу процессуальных издержек.
Как отмечается, например, в Обобщении практики разрешения требований сторон о взыскании судебных расходов за 1-3 квартал 2012 года, подготовленном Октябрьским районным судом г. Белгорода, всего судом за указанный период рассмотрено 3 986 гражданских дел, практически по всем делам судом разрешался вопрос о распределении между сторонами судебных расходов. Как правило, данный вопрос рассматривался в судебном заседании при разрешении дела по существу и находил своё отражение в решении суда.
При этом в Обобщении сделан вывод о целесообразности разрешения вопроса о судебных расходах именно в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, чему приводится следующее обоснование: «В большинстве случаев рассмотрение заявления сторон о взыскании судебных расходов после принятия судом решения по существу спора происходило по причине не заявления сторонами таких требований при подаче иска и при рассмотрении его судом.
Разрешение вопроса о распределении судебных расходов после рассмотрения дела по существу влечет за собой потерю рабочего времени, а также приводит к увеличению материальных затрат, связанных с необходимостью вызова сторон в судебное заседание.
С целью уменьшения обращений сторон с отдельными заявлениями о распределении судебных расходов целесообразно указывать в определении о подготовке дела к судебному разбирательству одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию, наличие или отсутствие у сторон судебных расходов, что уже было рекомендовано Белгородским областным судом».
Вряд ли оправдано выработанное руководство, поскольку самый вопрос о взыскании судебных расходов, которые являются институтом гражданско-процессуального законодательства, всецело лежит на заявителе. На такие требования распространяются общие принципы движения гражданского судопроизводства, и в первую очередь принцип диспозитивности, предполагающий свободу волеизъявления участника состязательного судопроизводства относительно возбуждения перед судом того либо иного требования.
Рассмотрение заявленных требования о распределении судебных расходов после разрешения спора по существу судом первой инстанции представляет собой публичную обязанность суда, неисполнение которой вряд ли может быть оправдано идеей процессуальной экономии, затягивание процесса и другими мало имеющими к обсуждаемому вопросу предположениями.

Кроме того, необходимо отметить, что, несмотря на провозглашаемую и последовательно проводимую судебно-правовую политику обеспечения стабильности судебных актов, случаев отмены в апелляционном и более того в кассационном порядке постановлений судов предостаточно. Стало быть, разрешение вопроса о компенсации понесенных судебных расходов после рассмотрения дела по существу и вступления его в законную силу, наиболее оправданно с точки зрения участника процесса. Лицо, участвующее в деле, осознает себя обладателем права на взыскание понесенных расходов именно вследствие вступления судебного акта в законную силу. При таком подходе также снижается риск поворота исполнения решения суда, а если он и обнаруживает себя, то требует тех же временных и материальных издержек, что и самый процесс по взысканию расходов (вызов сторон в судебное заседание и пр.)
Следует указать, что рассмотрение вопроса о судебных расходах после рассмотрения самого дела по существу увеличивает шансы на взыскание расходов именно в заявленном размере, поскольку гарантировано обеспечивает дополнительный объем работы представителя. Вместе с тем, при взыскании расходов на представителя за участие в суде первой инстанции, сделает невозможным увеличение взысканной суммы на стадии апелляционного рассмотрения дела, поскольку такое решение само по себе подлежит пересмотру в апелляционном порядке. Если же заявлять о взыскании дополнительно понесенных расходов на стадии апелляционного производства, то при обращении в суд первой инстанции с отдельным заявлением есть риск получить отказ в удовлетворении в виду ранее имевшего рассмотрения вопроса о судебных издержках, либо же вновь возникает необходимость временных и прочих затрат, нецелесообразностью которых суды обосновывают целесообразность разрешения вопроса об издержках на стадии рассмотрения дела по существу судом первой инстанции.
При этом вопрос о подлежащей удовлетворению суммы, или точнее, части понесенных судебных расходов крайне актуален и сложен сам по себе. В последнее время этому вопросу уделяется пристальное внимание, причем со стороны самого юридического сообщества.
Наиболее значительные успехи в области компенсации понесенных расходов на представителя сегодня достигаются при рассмотрении арбитражными судами дела по спорам об оспаривании незаконных действий и решений налоговых органов. Иногда можно встретить также удовлетворение требований о компенсации понесенных судебных издержек в полном или значительном размере по иным категориям дел, рассматриваемых арбитражным судом.

Несколько иначе обстоит дело с компенсацией расходов на представителя в судах общей юрисдикции. Все дело в том, что согласно положениям ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. Вот здесь-то и спотыкается взыскатель перед лицом чрезмерного, по нашему мнению, усмотрения суда.
На сегодняшний день общие рекомендации, способствующие эффективному взысканию полной суммы понесенных судебных издержек, таковы:
В разъяснениях судебной коллегии Белгородского областного суда по гражданским делам, содержащимся в Обзоре практики рассмотрения гражданских дел за июнь 2012 года указано, что при разрешении вопроса о взыскании судебных расходов следует руководствоваться принципами разумности и справедливости, учитывая количество времени, затраченного представителем стороны на участие в судебных заседаниях, категорию спора, его сложность, средний уровень оплаты аналогичных услуг, утвержденных постановлением Совета адвокатской палаты Белгородской области.
При этом в силу правового смысла положений ст. 100 ГПК РФ во взаимосвязи с процессуальным принципом состязательности и равноправия участников гражданского судопроизводства, несоответствие размера заявленных к взысканию издержек на представителя подлежит доказыванию стороной, к которой заявлено соответствующее требование.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 17 июля 2007 года № 382-О-О, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым − на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 100 ГПК Российской Федерации речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле. Вместе с тем, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение расходов по оплате услуг представителя, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов.
Определяя расходы, подлежащие оплате за услуги представителя, Европейский Суд обычно исходит из того, что если дело велось через представителя, то предполагается, что у стороны в связи с этим возникли определенные расходы; их необходимость, как и размер предъявляемых к возмещению сумм, в отсутствие обоснованных возражений другой стороны, как правило, не ставится под сомнение.
Хочется верить, что судебная практика пойдет одной дорогой с правомерными желаниями участников процесса, и пересмотрит существующие позиции о порядке взыскания судебных расходов и определении их разумного предела.
Одно из моих первых дел закончилось решением судьи о взыскании судебных издержек, в т. ч. и на оплату моих услуг, как представителя, исходя из количества времени, затраченного на участие в судебных заседаниях, категорию спора, его сложность, также учитывалось количество ходатайств, заявленных мною на заседаниях. Итог: за участие в 3-х судебных заседаниях (включая предвариловку), заявление 4-х письменных ходатайств, составление и подачу иска, подготовку одного запроса (при сборе доказательств) + письменную консультацию в 2011 году было присуждено 39700 руб. Как показала практика, важно, на сколько детально расписаны юридические услуги в договоре с клиентом.
«стоимости каждой услуги » - составление первоначального искового заявления - 5000 р. - составление уточненного искового заявления (по настоянию клиента, хотя это было необязательно) - 3000 р. - представительство в суде - за каждое заседание - 5000 р. - ходатайства - за каждое - 1000 р. - запрос - 1000 р. - письменная консультация (я её писал ещё до суда и в ней подробно всё расписал, что надо делать, ещё потом переживал, что клиент сорвется и самостоятельно всё сделает по инструкции, страниц 20 написал) - 10000 р. - транспортные расходы - суд не в Москве - 1700 р. Итого: 39700 руб. - т.е . именно та сумма, которая и была мне уплачена за оказание юридических услуг. Для суда было очень важно, на сколько детально расписаны юридические услуги в договоре с клиентом.

На наш взгляд, судебные акты, вынесенные по результатам Общий срок исковой давности по требованиям имущественного 

судебных расходов не может применяться срок исковой давности  По мнению кассатора, срок исковой давности не пропущен, 

Истечение срока исковой давности не может служить спорах освобождены от судебных расходов, т.ч. материальных затрат не