Экономический человек в будущем году

Станислав Дробышевский
Что будет происходить с человеком, если глобальное потепление победит? Мы знаем, что у людей, которые родились в тропиках, очень вытянутые пропорции, поскольку чем форма ближе к палке, тем быстрее она остывает, а чем больше похожа на шар, тем дольше сохраняет тепло. Так что, если будет жарко, все будут вытянутыми, как жители Сахары — туареги, например. Обмен веществ однозначно понизится, так как тело человека выделяет тепло, мышцы выделяют тепло, даже мозг что-то выделяет понемногу, а в теплом климате есть задача избавляться от этой температуры.
Нужно будет беречь область головы, потому что перегрев мозга — одно из самых критичных явлений. Чтобы отвести тепло, будет расширяться нос; будут утолщаться губы, так как широкие губы испаряют воду; по той же причине увеличится ротовая полость. У всех обитателей тропиков выступающие челюсти, широкие носы и толстые губы. Может поменяться и форма головы: экспериментально доказано, что удлиненный узкий череп нагревается меньше, чем широкий. Кроме того, изобретена такая вещь, как курчавые волосы: это лучший теплоизолятор, потому что между ними есть воздух (принцип двойных стекол на окнах).
Конечно, люди могут построить здания, забраться туда, зонтики, в конце концов, носить. Но от природы никуда не денешься. Как бы человек ни прятался от внешних условий, все равно они на него действуют, и отбор по этим признакам пройдет достаточно жесткий.
Сценарий «холодный»: жир, качки, зимняя спячка
Может быть и противоположная ситуация: из геологической истории известно, что за последние сотни тысяч лет климат становился все холоднее. Были ледниковые периоды, были потепления, эти этапы сменяли друг друга. Мы сейчас живем на пике потепления. Межледниковье длится уже 10 тысяч лет — это неприлично много по мере предыдущих межледниковий. До этого за 100 тысяч лет сменилось около 100 ледниковых периодов, и никогда такого не было, чтобы 10 тысяч лет подряд было так тепло. Поэтому вот-вот может случиться ближайший ледниковый период в стиле фильма «Послезавтра» — гораздо холоднее последнего оледенения 20 тысяч лет назад, которое было самым холодным за всю историю. Тогда возникает «холодный» сценарий.
Жители Арктики или хотя бы даже норвежцы обладают морфологическими и биохимическими комплексами, которые помогают жить в холодных условиях. Это, например, коренастые пропорции: рост может быть каким угодно, но сама пропорция похожа на квадрат. Как я уже упоминал, чем ближе форма тела к шару, тем лучше оно сохраняет тепло. Это принцип самовара: почему самовар такой пузатый? Чтобы в середине сохранялось тепло.

Для возникновения тепла должен ускориться обмен веществ. У современных жителей Арктики он выше, чем у жителей умеренной или экваториальной области. Например, эскимосы могут в день съедать по три килограмма жира. Для них это нормальный суточный рацион, и у них не бывает никаких проблем с холестерином или бляшками в кровеносных сосудах. Их ферменты превращают все в тепло, поэтому они могут совершенно спокойно спать в иглу из снега, где температура не поднимается выше 5 градусов.
Кроме всего прочего, люди будут более мускулистыми, потому что мышцы тоже дают много тепла. На удивление, жироотложение будет не такое уж большое (современные жители Арктики не такие уж жирные). Но, например, полярные летчики — люди с повышенным типом жироотложения, так как в силу профессии у них особо нет возможности попрыгать и согреться за счет сокращения мышц. Так что при «холодном» сценарии тип будущего человека во многом зависит от того, чем он будет заниматься. Если люди будут сидеть на местах, то обязательно будут пухленькими, а при более-менее активном образе жизни будут качками с мощным метаболизмом.
В дальнейшей перспективе «холодного» сценария могут произойти любые чудеса, вплоть до зимней спячки. Среди приматов есть такие, которые впадают в спячку. Правда, не в холодную, а, наоборот, в жаркую. К примеру, жирохвостые лемуры на Мадагаскаре впадают в спячку летом, потому что из-за засухи им нечего есть. Они заползают в дупло, их хвост увеличивается, и там запасается жир (отсюда и название), и на этих запасах они прекрасно живут. Человек по их примеру может впадать в зимнюю спячку — как барсуки, медведи или ежи. Более того, этнографами зафиксировано, что северные народы тоже впадали если не в спячку, то в какое-то сонное состояние. Они могут сутками сидеть у костра своего чума и даже не разговаривать. Здесь, конечно, пойдет очень мощный отбор на психические свойства, ведь не каждый человек вынесет такое состояние. Выдержать полярную ночь тоже дано далеко не каждому. Другое дело, что если «холодный» сценарий предполагает понижение температуры по всей планете, то речь о полярной ночи здесь, строго говоря, не идет: на экваторе может быть холодный климат, при этом будет светить солнце, просто температура упадет до минус 60, например.
Сценарий «дикий»: сильные или умные
Человек усиленными темпами уничтожает среду своего обитания: мы все съедаем, везде гадим, загрязняем атмосферу. Вероятность того, что люди уничтожат все вокруг и цивилизация рухнет, катастрофически велика. Лично мое убеждение, что это основной сценарий нашего ближайшего будущего.

Если цивилизация начинает рушиться, первым делом исчезает медицина. Сейчас благодаря тому, что есть тепло, газ и водопровод, а также антибиотики, выживают практически все, даже люди с серьезными отклонениями. Так вот начнется такой классический естественный отбор, который позволит выживать только самым выносливым: кто будет потреблять мало энергии и сможет есть все на свете. Скорее всего, здоровье человека в результате этого отбора улучшится. Если взять племя диких папуасов Новой Гвинеи или амазонских индейцев, то они, как правило, все здоровы, у них минимум психических отклонений, потому что слабые умирают еще в младенчестве.
Сейчас общество в целом позволяет жить как умным, так и неумным. Но поскольку в ходе естественного отбора выживать будут лучшие, тут есть два варианта. Если все будет совсем печально, то возможно возвращение в состояние обезьяны: люди снова залезут на деревья, отбор пойдет на ловкость, силу, хитрость, но не на интеллект. А может, наоборот, интеллект пойдет в рост, и тогда все повторится заново: люди начнут что-то создавать. Но мы сейчас с такой скоростью растрачиваем ресурсы, что потенциально в будущем, возможно, будет не на чем строить цивилизацию. Если мы спалим весь уголь и газ (угля много, а вот газ и нефть — очень легко), то откуда брать энергию? У них даже дров не будет.
Это печально для индивидов, но оптимистично для видов в целом. Дело в том, что современная цивилизация далеко не везде цивилизованная. Да, есть большие города, но есть и неконтактные амазонские индейцы, есть бушмены из Калахари, есть папуасы Новой Гвинеи и пигмеи в центре Африки. Они могут просто не заметить этого коллапса. Даже когда все эти миллионные мегаполисы провалятся в тартарары, пигмеи так же будут охотиться на слонов (правда, сейчас у них железные наконечники, а будут снова каменные). А потом пойдут заново осваивать землю, будут производить раскопки и удивляться: «Тут какие-то стены непонятные, кто это создал вообще? Атланты, наверное». Они снова создадут цивилизацию, и есть некоторая вероятность, что произойдет волнообразный процесс: все повторится с интервалом в десятки тысяч лет.
Сценарий нереальный и гиперреальный
Может быть, люди будут настолько разумными, что победят все эти невзгоды и изобретут безграничные источники энергии или построят токамак, который начали еще в 50-е годы.
Здесь есть несколько вариантов. Первый вариант (нереальный): все будут заниматься искусством, наукой, творить, сочинять поэмы — в стиле братьев Стругацких. Я лично в этот сценарий не верю. Если появляется огромное количество ресурсов, то, как показывает практика современности, большинство людей используют эти ресурсы не по назначению. Люди не стремятся к прогрессу. Они хотят жить спокойно, а любой прогресс — это преодоление кризиса. Когда съели всех мамонтов, стали охотиться на ланей. Когда съели всех ланей, стали собирать дикое просо, овес или пшеницу. Собрали все дикорастущее, начали растить. Потом стали проводить ирригацию, потом загадили все и изобрели удобрение, дальше стали использовать пестициды. Вот это и есть прогресс.
Есть другой вариант: человечество создаст технологии, которые смогут самовоспроизводиться. То есть компьютеры будут собирать компьютеры, и этот процесс уже будет независим от человека. Первые шаги мы уже наблюдаем — искусственный интеллект активно разрабатывается в разных странах. Когда эта техника начнет обеспечивать человека (кормить его, поить, холить и лелеять), но при этом поддерживать себя сама, без его участия, то человек станет замечательным приложением в стиле фильма «Матрица». Он будет получать все радости и ничего не делать — такое лежание под технологическим бананом, который периодически падает в рот.
Есть пример эволюции в таких условиях: замечательные ленточные черви, которые живут в еде, вокруг них еда, им ничего не надо, у них полностью редуцируется пищеварительная и почти полностью нервная система, а функционирует только половая система, потому что единственное назначение любого живого организма — воспроизводить свои генетические копии. Эта функция вряд ли исчезнет.
Сценарий «расчетный»: мозг человека и мозг здорового кроманьонца
Мы можем представить, как менялись признаки до сих пор, и рассчитать, что будет с ними потом. Самое интересное происходит с мозгом. Если мы представляем, что эволюция мозга идет 20 миллионов лет, и берем средний арифметический показатель за это время, то выходит, что такого мозга, как сейчас, у нас быть не должно. По таким расчетам, мозг человека должен весить 10 килограммов. На всякий случай: у современного человека это в среднем 1 350 граммов, у шимпанзе — 350 граммов.
Секрет в том, что за последние 25 тысяч лет мозг, наоборот, уменьшается. Есть несколько объяснений этой тенденции. По одной из версий, мозг уменьшился, но стал больше работать: связи стали богаче, биохимия активнее, кровоснабжение ул

"Экономический человек": концептуальные версии настроя в вопросах будущего «экономического человека», однако, выводы данного 

Лемещенко П. С. Модели человека в экономической науке, Или ищу Человека:  стороне какого-то класса, менее склонны видеть общество в будущем 

Он же заложен в основу изучения экономического человека: его объем спроса в будущем и определить перечень основных факторов,