Девальвация рубля выгодна для экспортеров

Три пути ведут к знанию:
размышление — путь самый благородный,
подражание — путь самый легкий,
опыт — путь самый горький.
Конфуций
Как следует из высказываний руководства ЦБ, эффект от укрепления или ослабления рубля носит сложный и разнонаправленный характер. Но хотя укрепление рубля снижает доходы экспортеров и бюджета, этот процесс способствует как росту благосостояния населения, так и возможностям модернизации экономики.
Действительно, изменение курса рубля по-разному влияет на интересы различных экономических групп и на стратегические интересы государства, но влияние это зачастую не выглядит так однозначно. Кроме того, эти факторы необходимо рассматривать на фоне проводимой монетарной и анти-инфляционной политики.
Из-за наличия конкурентных процессов в курсовой политике должен существовать некий оптимум, хотя даже здесь интересы всех экономических групп примирить сложно. Однако можно показать, что с точки зрения долгосрочных интересов государства умеренно «слабый» рубль в целом более выгоден, чем избыточно «сильный». Это подтверждается международной экономической и исторической практикой и мнением многих экспертов. И дело здесь вовсе не в «лоббировании» интересов сырьевых компаний.
Понятно, что слабый рубль выгоден экспортерам и внутренним производителям, но не выгоден импортерам и торговле, производителям, использующим импортные компоненты, субъектам, имеющим значительные валютные долги (кредиты), но не являющимися экспортерами— например, некоторым банкам, физическим лицам. На первый взгляд, кажется, что он не выгоден и населению в целом, так как ограничивает возможности потребления.
Помешает ли внутренним производителям (не экспортерам) более высокий курс валюты для модернизации своей производственной базы? С одной стороны да — чем выше курс валюты, тем больше издержки на покупку импортного оборудования (для российского инвестора), а следовательно и себестоимость продукции. Но если у их продукции есть импортный аналог (а он почти всегда есть), выгода получения большей выручки за счет роста конкурентоспособности товаров является более реальным источником для покупки зарубежного оборудования (или погашения кредита под его приобретение), чем возможность его закупки по более низкой цене при слабом спросе на продукцию. И так как эти два процесса конкурируют, здесь есть оптимум — однако понятно, что он скорее в зоне «умеренно слабого», но не «сильного» рубля.
Рост выручки у экспортеров будет также тем выше, чем ниже курс рубля и тем выше конкурентоспособность их продукции. Но экспорт сырьевого сектора зависит от внешней конъюнктуры, курс рубля определяет в основном уровень рентабельности — чем ниже курс, тем выше прибыль.

Каким образом выглядит конфигурация «курсовых» интересов для разных групп иностранных инвесторов? Те, кто занимается реальными инвестициями — получат премию при более слабом курсе рубля за счет уменьшения стоимости своих инвестиций в валютном выражении. Это следует из того, что при продаже валюты они смогут выручить большее число рублей, необходимых при покупке земли, российских активов и проведении прочих расходов; стоимость же иностранного оборудования в валюте будет для них неизменной, а продукция, создаваемая в России будет иметь большую конкурентоспособность. Что касается спекулянтов, то им удобнее работать в условиях укрепляющегося рубля, занимая «короткую» позицию по «слабеющий» валюте, что упрощает получение прибыли при вводе и выводе «горячих» денег. При этом МВФ призывает к проведению «стабилизационной» политики, столь «успешно» проводимой в РФ как раз накануне 1998 г.
Сильный рубль дает российским инвесторам преимущества с точки зрения гипотетической внешней экспансии — возможностей покупки внешних активов, в том числе и высокотехнологичных. Однако на практике — осуществляется чаще всего покупка «сырьевых» активов и в основном за счет валютных ресурсов.
При ослаблении рубля российские производители (в т.ч иностранные «дочки»), использующие импортные комплектующие столкнуться с ростом издержек. Однако у них будет стимул организовать производство комплектующих в России, что с точки зрения долгосрочных интересов страны более предпочтительно. К этому их может подтолкнуть также и «давление» со стороны нашего государства.
В группе проигравших окажутся также валютные заемщики — не экспортеры — компании, банки и граждане. Однако и для них эта «невыгода», а ее размер зависит от «глубины» девальвации— частично будет компенсирована оживлением деловой активности.
Укрепление рубля способствует активному привлечению иностранных займов, притоку капитала, раздувающих стоимость активов, но формирующих «девальвационный навес» — и в конечном итоге, как показывает опыт, в РФ стимулирует импорт, чем закупку новых технологий, одновременно снижая конкурентоспособность экономики. Нечто подобное было как накануне 1998 г., так и перед 2008 г.
Напротив, постепенное ослабление рубля способствует выгодности рублевых займов. Для банковской системы предпочтительно умеренное и постепенное ослабление рубля, осуществляемое таким образом, чтобы не вызвать отток рублевых вкладов и их перетекание в валютные. Однако и здесь есть конкурентные процессы. Постепенное ослабление рубля способствует решению проблемы «рублевых» проблемных кредитов, но усугубляет проблему возврата «валютных» долгов. Для ряда крупных банков, осуществляющих рост розничного кредитования за счет дешевых валютных займов (что было в докризисный период) более выгоден укрепляющийся рубль — как с точки зрения «старых» долгов, так и перспектив бизнеса.

Что касается сырьевых компаний, то здесь также существуют конкурирующие процессы — у них есть внешние долги, в том числе у некоторых немалые, хотя имеется и источник — экспортная выручка, не зависящая от курсовой политики. Высокий уровень цен для сырьевых экспортеров с лихвой компенсируют их потери от укрепления рубля, кроме того, они могут быть нивелированы ростом цен на внутреннем рынке, что в последнее время и происходит. Аналогично и бюджет при росте валютной выручки останется в выигрыше даже на фоне слабеющей валюты.
Никто не спорит, с укреплением рубля мы действительно будем «богатеть», имея возможность с большей выгодой «проесть» поступающие валютные ресурсы, но только до нового кризиса, который в очередной раз покажет, что «король-то голый». Не может создаваться богатство в экономике, не имеющей процесса массового создания новых активов и технологий.Так стоит ли еще раз наступать на одни и те же грабли под названием «тихая гавань»?
Можно представить себе, что для того, чтобы не допустить «проедания» валютных ресурсов при укреплении рубля, мы «закроемся» от роста потребительского импорта массированным повышением таможенных тарифов. Но это противоречит курсу на вступление в ВТО, преобладающей либеральной доктрине, а кроме того, с учетом нашей реальности — приведет к росту серых схем на таможне.
Распределение выгоды от укрепления рубля также неравномерно. «Львиную» долю «преференций» в результате укрепления курса рубля получит верхушка общества и среднего класса, которые способны покупать относительно дорогой импорт — автомобили, мебель, предметы быта, роскоши и т.д. Выиграют в первую очередь импортеры и торговля; зарубежный туризм — которые смогут увеличить свои продажи. Но в итоге в конечном выигрыше снова окажется зарубежный производитель и иностранная экономика. Выиграют должники, имеющие валютные займы — компании, банки, физические лица. Что-то получит и менее обеспеченное население, например при покупке недорогой бытовой техники. Однако в целом — это временный выигрыш, так как он ударит по реальному сектору и следовательно по занятости и доходам населения в будущем. При этом малообеспеченные жители села и провинциальных поселков, рацион которых состоит из местных продуктов питания — много от этого не получат. Возможное исключение — импортные лекарства, потребляемые всеми слоями населения. А промышленность, сельское хозяйство и следовательно — экономическое будущее — проиграет.
Имеются определенные противоречия между интересами некоторых групп заемщиков, стремящихся прибегать к массированным внешним валютным займам в отсутствии адекватной оценки рисков с их стороны и должного внешнего контроля со стороны денежных властей — и стратегическими интересами национальной экономики — поддержанием конкурентоспособности, минимизацией валютных рисков и возможностью использования ослабления национальной валюты в качестве традиционной меры санации. Но нельзя не сказать, что к этому их зачастую принуждает неразвитость внутреннего финансового рынка. Такая ситуация может быть определена как «девальвационная ловушка». Но в целом это не повод, чтобы перекладывать ответственность за принятые частные решения и просчеты надзорных органов «на плечи» всей экономики. Основная проблема — как учесть интересы заемщиков не-экспортеров, т.е. банков, не-сырьевых компаний и физических лиц. Ослабление рубля не должно быть глубоким. Компании, которые имеют высокую рентабельность, смогут решить проблему роста долговой нагрузки самостоятельно. Рецепт для остальных — стимуляция оживления экономики со стороны государства, при необходимости — реструктуризация долгов, и в крайнем случае — локальная помощь.
Девальвация «сжимает» внутренний спрос с точки зрения импортной продукции, но на спрос по внутренней продукции не влияет. Под действием девальвации рубля спрос на импорт упал. В результате его объем за период январь-август 2009 г. составил 113.9 млрд.долл, что по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. — 191.3 млрд.долл— меньше на 40.4 %, в том числе за август 2009 — на 42.3 % по сравнению с августом 2008 г. Объем импорта за 2008 г. составил 291.8 млрд.долл. Учитывая, что лобби западных производителей и импортеров в России достаточно сильно, «перетягивание каната» в сторону укрепления рубля может быть вполне возможным. Помимо этого, в условиях тотальной зависимости от импорта его сокращение не может быть выгодно и торговому сектору.
Значительное укрепление рубля в текущей ситуации в целом будет способствовать консервации России

Рубль ждет в этом году медленная девальвация с 61 до 66 за доллар. 0 что крепкий рубль не выгоден бюджету и нужна девальвация.

Была запущена масштабная девальвация рубля, и к январю 1999  Слабый рубль выгоден правительству и сохраняющим сильное 

Под термином "девальвация" (от de – отмена, потеря и позднелат. valeo – иметь Девальвация рубля в разумных пределах на фоне своевременных брать кредит в рублях, выгодно ли это будет с учетом девальвации рубля?