Безработица ноябрь 2016

1 ноября в Санкт-Петербурге прошла демонстрация под лозунгом «Война – безработица – ноябрь», которую провела группа «Родина». Редакция THE WALL пообщалась с авторами акции, Дарьей Апахончич и Максимом Евстроповым, а также с фотографом Вадимом Ф. Лурье, который запечатлел депрессивный пикет, и выяснила, что же они хотели этим сказать.
Добрый день. Расскажите, пожалуйста, как долго существует организация «Родина»? Какова история её создания, какие цели и задачи перед вами стоят, чего вы уже добились. Какова структура организации и численность сотрудников?
Дарья
Дарья: «Родина» — не организация, а творческая группа. Она появилась 1 сентября 2013 года. История появления группы такова. Наш друг, художник Леонид Цой, пригласил нас выступить в баре с перформансом в виде урока. То есть это было 1 сентября для взрослых. Мы (я и Максим Евстропов) должны были выступить в роли учителей и провести диктант. Мы долго думали над темой диктанта и поняли, что чаще всего мы стали говорить о нашей стране, о патриотизме. Так мы решили сделать диктант о родине. И это стало названием и главной темой группы. Есть «ядро» группы — это три художника, но в разных мероприятиях может принимать участие довольно большое количество людей. Мы занимаемся социальным искусством, проводим перформансы, курируем педагогическую выставку «ПедАртУдар». Ни сотрудников, ни задач у нас нет. Мы занимаемся творчеством, когда есть потребность, обсуждаем, проводим. Трудно сказать, чего мы добились, поскольку мы считаем себя творческой, а не активистской группой.
Максим: Нашу задачу я вижу в деконструкции вербальных и невербальных структур власти, при этом то, что мы делаем, я для себя определяю как экспериментальное или магическое политическое искусство. Глобальной целью при этом, конечно же, является революция или освобождение. В группе три основных участника, при этом {родина} имеет расплывчатые границы, мы постоянно сотрудничаем с другими и новыми людьми.
Вадим
Вадим: Я давно знаком с участниками группы, мне нравится их стиль и то, что они делают. Мы дружим, можно сказать. Я снимал несколько их акций, выставки с их участием, да и просто дружеские встречи в резиденции одного из членов группы – Лени Цоя. Кстати, Леня мне сказал, что я могу говорить что я сам из группы {Родина}. Но, чувствуя близость, мне как фотографу нужно быть немного отдельно, чтобы сохранять взгляд со стороны. Так что я – друг группы.
Проводили ли Вы еще какие-либо акции, помимо «Война-безработица-ноябрь»? Если да, то расскажите о них: когда и где они проводились, какие цели и задачи перед вами стояли, какова была их аудитория?

М. У нас было довольно много акций, перформансов и т.д., по моим подсчётам около 50. В основном всё это малые магические дела, практически не известные широкой публике, поскольку к медийности мы всё это время не особо стремились. Про все эти дела говорить нет смысла, но про одно их них я всё-таки упомяну, поскольку в известном смысле оно является антитезой к депрессивному увы-параду. Это сверх-позитивная акция «Здесь рай», которую мы провели в столице Кузбасса, Кемерово, летом 2014 года. Это был одновременно день города и день России, мы вышли на улицу с чрезмерно позитивными лозунгами (у нас было 4 плаката: «здесь рай», «у нас всё хорошо», «это центр мира» и «мечтать больше не о чем»).
Максим
Мы довели до абсурда позитивную риторику власти, столь характерную для Кемерово и, вообще, Кузбасса, ведь это один из самых северокорейских регионов нашей страны, губернатор Тулеев сидит там у власти дольше, чем Путин, всякая публичная оппозиционная активность там вытаптывается на корню, при этом там царит атмосфера постоянного официального праздника. В гипертрофированности наших лозунгов слышалась, конечно, тревожная нота, но в целом всё принималось если не за чистую монету, то вполне благодушно. Мы даже умудрились попасть с этими лозунгами на главную городскую площадь, куда со своими плакатами в принципе никого не пускали – полицейские не нашли, что на них возразить. ( Подробности)
Д.: За время своего существования группа провела около тридцати перформансов-акций-мероприятий, точнее сказать сложно, потому что непонятно как считать, например, научно-художественную конференцию, в которой мы делаем несколько лекций-перформансов. Некоторые из них можно назвать «акциями», но с некоторой натяжкой, потому что мы занимаемся более «арт», чем «активизмом».
Правильно ли я понимаю, что «Война-безработица-ноябрь» — это антитеза к известной фразе «мир, труд, май»? Если да, то, как появилась эта идея? Значит ли это, что вы противопоставляете СССР и современность и на каком основании?
М.: Да, всё правильно понимаете. Замысел подобной акции возник как раз во время празднования Первомая. Но здесь вряд ли есть какое-то противопоставление современности и советского прошлого. Тут просто даёт о себе знать локальный контекст: в Петербурге первомайское шествие остаётся одним из своеобразных ситуативных оазисов свободы, несмотря даже на провокации со стороны фашиствующих патриотов и запрет ЛГБТ-колонны в этом году. Это единственный официальный праздник, на котором оппозиционные или маргинальные силы участвуют практически на равных с политическим мейнстримом, поэтому происходящее имеет лёгкий оттенок ирреальности. Ведущий лозунг увы-парада («война-безработица-ноябрь») в этом отношении знаменует собой просто возвращение к действительности.

Д.: Первого мая этого года я участвовала в первомайском шествии и поняла, что основному лозунгу «мир-труд-май», доставшемуся нам ещё с советских времён, не нашлось места на параде. О мире почти не говорили, антивоенные мероприятия не проводятся, независимых профсоюзов нет, и кажется, только май нам и остался. Тогда придумалось «война — безработица — ноябрь» — акция, в которой можно будет честно сказать о проблемах. Я не противопоставляю времена СССР и современность. Думаю, СССР никуда не делся, как и люди, идеи. И новый консервативный дискурс власти, официальных медиа — тому подтверждение.
Вадим, почему вы согласились фотографировать участников акции, и как вы поняли ее суть?
В.:Когда Даша Апахончич позвала меня на съемку, она назвала ее «парад пессимистов», что это будет в реальности, я не знал. Когда зовут, надо снимать. Если действие мне самому не нравится, я могу отдать съемку ее участникам, но сам не публикую. Но с группой {Родина} у меня такого не было. Когда мы пришли на первую точку съемки (у строительного забора), к нам подошла пожилая женщина, и стала спрашивать, кто мы, зачем тут собрались и кто нам разрешил (а мы еще не сделали ни кадра). Ушла она со словами, что идет вызывать полицию. В общем, она помогла создать настроение для нас всех. Настроение, когда ты не чувствуешь город своим. Ну и все прочее, что выражено на плакатах. Места, где мы снимали, очень подходили к теме акции. Там все рядом – старый бетонный забор, железнодорожный переезд, кладбище. Окраина центра. Смысл акции достаточно простой – выражение своего эмоционального состояния. Ведь каждый имеет право на грусть, тоску и уныние (как и на позитивные эмоции). Но в данном случае эмоции оказались выражены очень точно, оказались связаны не только с личным, но и общественным настроем, и тем задели очень многих людей.
На какую категорию людей рассчитана ваша акция (возраст, характер, социальный класс)? Работающие или не работающие? Студенты или пенсионеры?
Д.: Думаю, художники часто обращаются к аудитории своего возраста. Это просто так обычно выходит, возможно, из-за общего культурного багажа. Возможно, и у нас так получилось. Мы не планировали воздействовать на определённую аудиторию. Мы надеялись, что акция отразит народные настроения. Или хотя бы позабавит.
Серый фон, грустные лица, негативные подписи – вполне возможно, вы сможете привлечь к этой акции депрессивно настроенных, не нашедших свое место в жизни людей. С какой целью вы хотите их сплотить?
М.: Этой акцией мы стремились показать, что депрессия это не какое-то исключение, а скорее норма и правило, глубинное состояние нашего общества в целом. В этом смысле, депрессивно настроенные люди не формируют какую-то особую социальную группу, которая отличалась бы от других. Сама Россия сейчас — это целая почти шестая часть света, не нашедшая своего места в мире.
Д.: После публикации я увидела огромное количество комментариев типа: «Шли бы поработали! И вся депрессия бы прошла». Хочу ответить: «Спасибо, у меня всё хорошо, есть место в жизни, есть работа, семья, но это не мешает мне видеть проблемы в мире». Поэтому наша акция для таких, как мы: не важно, работают эти люди или нет, молодые они или старые — они разочарованы тем, как мало мы можем изменить, и — что очень важно — могут пошутить над этим. А вот то, что никто почти ничего не написал про заглавное слово в нашей акции «война» — вот это очень показательно. Вы что ли не замечаете, что война идёт?
Вадим, поддерживаете ли вы позицию авторов и участников акции? Почему?
В.: Я поддерживаю право людей на самовыражение, в первую очередь. Если люди захотели поделиться такими эмоциями и мыслями – значит, они важны для них. Но и я сам не могу сказать, что смотрю более оптимистично. Ведь так и есть – «Война, безработица, ноябрь». И если осень сменится зимой, а та – весной, то с социальными проблемами в стране все гораздо сложнее.
Являются ли ваши действия формой протеста? Считаете ли вы, что подобные одиночные тихие протесты способны выразить мнение и повлиять на людей? Можно ли в этом плане провести параллель между вами и «тихим пикетом»?
Д.: Да, «увы-парад» — это форма протеста. Протест против ура-патриотического, некритического отношения к власти, действиям правительства. Не знаю, может ли это повлиять на мир. «Тихий пикет» — он диалогичный, там участницы и участники общаются с людьми, я вообще считаю это одной из форм образования. А наша акция не была диалогичной. Зритель должен был остаться наедине со своим впечатлением и подумать: «А так ли это? А согласен(на) ли я с этим?»
М.: Да, эту акцию можно рассматривать как выражение протеста, который в России в последнее время становится всё более

1 в Петербурге прошла акция «Война — безработица — ноябрь», которую организовала арт-группа «родина». Активисты стояли с 

В СПб прошла демонстрация «Война - безработица - ноябрь» И лица у всех такие интеллигентные, одухотворенные. Сразу видно 

Петербургский парад «Война — безработица — ноябрь» демонстрация, группа Родина, увы парад. Группа активистов «Родина»