Банковская гарантия в случае неисполнения обязательств

Гарант отказал в платеже по банковской гарантии, ссылаясь на то, что основное обязательство не было нарушено. Успешно выстроенная позиция бенефициара помогла взыскать сумму банковской гарантии.
В 2012 году Президиум ВАС РФ вынес постановление по делу VITKOVICE POWER ENGINEERING vs БИНБАНК [1] , которое предопределило развитие судебной практики по спорам, связанным с банковскими гарантиями. Еще раньше суд кассационной инстанции поддержал позицию бенефициара по банковской гарантии (чешской компании VITKOVICE POWER ENGINEERING a.s.) и взыскал с ОАО «БИНБАНК» более 6,5 млн евро задолженности по банковской гарантии и процентов. Интересы Компании VITKOVICE POWER ENGINEERING a.s., в пользу которой было вынесено указанное постановление Президиума ВАС РФ, представляли юристы VEGAS LEX.
Как все начиналось
В 2011 году к нам обратился наш постоянный клиент – крупная европейская компания – со стандартным, с точки зрения судебной практики стран Европейского союза, спором. Речь шла о необходимости взыскания с одного из крупнейших российских банков задолженности по банковской гарантии. Банк отказался платить, сославшись на отсутствие нарушения основного обязательства, обеспеченного гарантией. Банковская гарантия регулировалась российским правом и Унифицированными правилами МТП для платежных гарантий [2] .
С третьей попытки, в суде кассационной инстанции, нам удалось доказать, что банковская гарантия в форме SWIFT-сообщения не нарушает требований ГК РФ к обязательной письменной форме такого документа, и признать ее недействительной сделкой нельзя. Кассационная инстанция полностью поддержала правовую позицию, которую мы последовательно отстаивали. В итоге судебные акты первой и апелляционной инстанций были отменены, а вместо них был принят новый судебный акт, которым исковые требования о взыскании задолженности по банковской гарантии в размере 6,5 млн евро были полностью удовлетворены.
Однако на этом спор не закончился и до реального взыскания было еще далеко. Банк обратился в ВАС РФ с заявлением о пересмотре постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора, а 13 июля 2012 года коллегия судей ВАС РФ усмотрела основания для передачи дела в Президиум ВАС РФ.
Отстаивать «прописные истины» о независимости банковской гарантии и отсутствии у бенефициара обязанности подтверждать перед гарантом факт и характер нарушения основного обязательства (обеспеченного гарантией) нам пришлось вплоть до высшей судебной инстанции.
Передача дела в Президиум ВАС РФ
Из пяти доводов, заявленных гарантом в качестве оснований для пересмотра оспариваемого постановления в порядке надзора, коллегия судей ВАС РФ сочла только один достаточным для передачи дела на рассмотрение Президиума: согласно статье 374

ГК РФ, в предъявляемом гаранту в письменной форме требовании или в приложении к нему бенефициар должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия.
По мнению коллегии судей ВАС РФ, «…правило об указании в требовании факта и характера нарушения обязательства, хотя и не возлагает на гаранта обязанности проверки этого факта, вместе с тем оно позволяет гаранту определить, предъявлено ли требование об уплате именно за то допущенное принципалом нарушение, за которое гарант принял на себя обязательство отвечать перед бенефициаром. При несоответствии требования либо приложенных к нему документов условиям гарантии гарант отказывает в выплате ( п. 1 ст. 376 ГК РФ).
Бенефициар, заявляя гаранту требование об уплате по гарантии, указал на неисполнение подрядчиком обязанности по возврату авансового платежа в указанной сумме без конкретизации оснований, в связи с которыми возникла указанная обязанность. Исходя из условий банковской гарантии, банком обеспечивалось обязательство подрядчика по возврату авансового платежа на случай неисполнения им требований договора подряда. При этом в предъявляемом заказчиком требовании об уплате должно было быть указано на то, что подрядчик не смог выполнить свои договорные обязательства.
Учитывая изложенное, бенефициар, предъявляя гаранту требование о выплате по гарантии, должен был согласно требованиям ст. 374
ГК РФ указать, в чем состояло допущенное подрядчиком нарушение обязательства по выполнению работ, повлекшее расторжение договора и обязанность возврата авансового платежа. Данное требование бенефициаром исполнено не было. Не были установлены соответствующие обстоятельства и при рассмотрении спора в суде…», заключила в своем определении коллегия судей ВАС РФ.
Доклад судьи ВАС РФ на заседании Президиума ВАС РФ помог отследить логику, позволившую тройке судей из высшей судебной инстанции усомниться в обоснованности и законности постановления нижестоящего суда по данному делу:
▪ поскольку обязанность вернуть аванс не охватывается предметом договора подряда, неисполнение требования о возврате аванса не может рассматриваться в качестве неисполнения обязательства из договора подряда;
▪ банковская гарантия была выдана в обеспечение исполнения обязательства принципала по возврату авансового платежа на случай неисполнения им требований договора подряда, поэтому права обратиться за выплатой по гарантии у бенефициара попросту не возникло, поскольку нарушения обязательств по договору подряда не было;

▪ а если бы такое нарушение имело место быть, то бенефициару не составило бы труда указать на него в своем требовании к гаранту;
▪ не указав в требовании об уплате денежной суммы по банковской гарантии, в отношении чего принципал нарушил свои обязательства, бенефициар нарушил статью 374 ГК РФ и статью 20 Унифицированных правил МТП.
Независимость банковской гарантии
Используя при совершении сделок в качестве обеспечения банковскую гарантию, иностранный бенефициар рассчитывает по максимуму нивелировать возможные риски ведения бизнеса вне страны своего гражданства. И это понятно – банковская гарантия во всем мире рассматривается как наиболее надежный способ обеспечения исполнения обязательств. Подразумевается, что получить удовлетворение своих требований по банковской гарантии чрезвычайно легко – достаточно направить требование о платеже, соответствующее формальным требованиям, указанным в гарантии.
Согласно тексту банковской гарантии по данному делу, гарант обязался произвести платеж при условии предъявления «первого должным образом подписанного требования об уплате с указанием того, что исполнитель не смог выполнить свои договорные обязательства». Из текста гарантии также следовало, что она была выдана в обеспечение обязательства о возврате суммы авансового платежа или ее части. Требования об указании основания возникновения обязательства по возврату аванса текст банковской гарантии не содержал. Речи об обеспечении с использованием данной банковской гарантии возможных убытков бенефициара в связи с неисполнением принципалом договора подряда в гарантии и документах к ней также не шло.
Согласно статье 20 Унифицированных правил МТП, в требовании о платеже должно быть указано, что принципал нарушил свои обязательства (1), а также в отношении чего принципал нарушил свои обязательства (2). Согласно части 1 статьи 374 ГК РФ, в требовании по банковской гарантии бенефициар должен указать, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия.
В требовании об уплате денежной суммы по банковской гарантии бенефициар указал следующее: «Учитывая факт, что принципал… не исполнил свои обязательства вернуть сумму авансового платежа, вытекающие из контракта… мы… бенефициар по Гарантии … настоящим требуем уплатить денежную сумму в размере…». Таким образом, бенефициар указал, что принципал не исполнил (нарушил) свое обязательство возвратить сумму аванса – основное обязательство, которое возникло из договора между принципалом и бенефициаром по банковской гарантии.
Поскольку нарушение обязательства по возврату аванса может состоять только в невозврате аванса (неперечислении денежных средств), подобное указание на основное обязательство, как нам представлялось, полностью соответствует и статье 20 Унифицированных правил МТП, и статье 374 ГК РФ. Но что более важно, письменное требование бенефициара полностью соответствовало условиям банковской гарантии, которые в данной ситуации, учитывая диспозитивный характер статьи 20 Унифицированных правил МТП и статьи 374 ГК РФ, имели преимущественную силу в регулировании отношений сторон.
По своей сути возражения гаранта по данному делу сводились к оценке обстоятельств, касающихся исполнения основного обязательства, обеспеченного гарантией. Согласно же нашей позиции, основание возникновения права у бенефициара требовать возврата авансового платежа и обязательство принципала вернуть данный платеж не должны были рассматриваться в данном споре, так как иначе судам пришлось бы изучать аспекты нарушения основного обязательства, что противоречит принципу независимости банковской гарантии. Для настоящего спора не имел никакого значения факт того, отрицает или нет принципал наличие нарушения основного обязательства: гарант не вправе разбираться в существе правоотношений по основному обязательству между бенефициаром и принципалом. Текст банковской гарантии не допускал возможности двойного толкования и прямо указывал, что банк обязался произвести платеж бенефициару «…независимо от законности и юридической силы указанного выше контракта, отказываясь от всех прав на возражение и защиту, вытекающих из него…».
Кроме того, в соответствии с арбитражной оговоркой, все разногласия и споры бенефициара и принципала по основному обязательству – договору, в обеспечение которого выдавалась банковская гарантия, подлежали разрешению Арбитражным Институтом Торговой Палаты г. Стокгольма. По этой причине отношения сторон указанного договора не могли быть предметом рассмотрения в российском государственном суде, в том числе в части вопроса о наличии или отсутствии обязательства по возврату сумм неиспользованного аванса. Подобное рассмотрение отношений бенефициара и принципала в споре о выплате по банковской гарантии могло предрешить разбират

е) безусловное право заказчика на истребование суммы банковской гарантии полностью или частично в случае неисполнения, и (или) 

Банковская гарантия по 44 ФЗ и обеспечение банковской гарантии. Все нужное о  По сути, в случае неисполнения поставщиком своих обязательств, 

Требования, предъявляемые к банковской гарантии при введении Сумма, которая будет выплачена банком в случае неисполнения